Воспоминания ветерана

Из воспоминаний Всеволода Добряка о химкомбинате

29.05.2020 г. / Прочитано 249 / Комментариев нет

Машинный зал цеха карбамида

От редакции

Дорогие друзья!

Сегодня впервые за многолетнюю историю нашего предприятия, поселка, да и всей страны мы не встречаем многочисленных гостей, а отмечаем профессиональный праздник в условиях работы на дистанции.

Мы знаем, что награды различных уровней, которые традиционно вручаются ветеранам предприятия и молодым специалистам, инженерам, рабочим, достигшим высокого уровня в своих сферах на благо компании и региона, и в этом году непременно найдут своих героев. Точнее, уже нашли, и лишь ожидают возможности для вручения – лично в руки. Корреспонденты «Щекинского химика» обязательно напишут новые интересные материалы о жизни коллектива – на производстве и на отдыхе, на досуге, во время участия в общественно значимых мероприятиях, и, конечно, порадуют читателей яркими фотографиями.

А пока мы размещаем поздравления с Днем работников химической промышленности на сайтах «Щекинского химика» и компании «Щекиноазот». И сердечно благодарим всех представителей власти, руководителей и специалистов, кто в преддверии профессионального праздника поделился с нами комментариями, рассказами о ходе реализации инвестиционных проектов, мыслями, воспоминаниями, пожеланиями в адрес коллег и партнеров.

Особое спасибо – ветерану завода Всеволоду Дмитриевичу Добряку за живой рассказ о прошедших днях, тех днях, когда зарождалась слава нынешнего флагмана отечественной химической промышленности.

Мы начинаем публикацию его воспоминаний с минимальными правками, чтобы сохранить авторский неповторимый стиль.

***

Воспоминания ветерана

Всеволод Добряк

Всеволод Добряк:

В замечательной книге П. М. Шарова «Щекинский феномен» очень хорошо написано о рабочих, руководителях, строительстве и достижениях «Щекиноазота» (Щекинского газового завода, Щекинского химкомбината).

Мои воспоминания – это видение человека, который был вместе с теми, кто в тяжелых условиях осваивал, а затем успешно работал в цехах химического предприятия.

Заранее прошу извинения у тех, кого не вспомнил.

***

В газогенераторном

В день моего приезда на газовый завод, в здании заводоуправления лоб в лоб столкнулся с Б.Л. Розовым, с которым учился в одном институте. Правда, он его закончил на 3 года раньше. Борис Львович куда-то очень спешил, просто бежал, и на ходу крикнул, мол, приходи в газогенераторный цех, там он был ВРИО начальником цеха. Так я оказался сменным мастером этого цеха.

Надо немного сказать, что представлял из себя генераторный цех. Цех был предназначен для переработки бурого подмосковного угля в бытовой газ под давлением 20 атм, для отправки в Москву и Тулу. С момента приемки цеха в эксплуатацию тогда прошло уже более 2 лет, но он работал нестабильно. План не выполнялся из-за частых остановок оборудования. Соответственно и зарплата была низкая. Дошло до того, что начали получать зарплату по принципу: нет плана – нет зарплаты.

Работать в цехе тяжело было всем: загазованность, температура на рабочих местах летом доходила до 400С. Но особенно доставалось женщинам. В смене их было двое. Назывались они водоосмотрщицами. В их обязанность входила подпитка химочищенной водой охлаждающей системы газогенераторов. Оборудование размещалось на 3-м этаже, и при выгрузке золы пыль, угарный и сернистый газ поднимались вверх. Никакие противогазы от такого воздуха не защищали. Тогда женщины придумали свою защиту: платками обвязывали лицо, а низ брюк завязывали шнурками от ботинок. На руки выдавались огромные брезентовые рукавицы. И так – 8 часов. У них всегда болела голова от такой работы.

С большой теплотой вспоминаю Юдину Наталью Герасимову, Майорову. После закрытия цеха они работали в цехах карбамида и были лучшими труженицами. Газогенераторы обслуживала бригада во главе со старшим оператором, были его помощник, загрузчик угля и выгрузчик золы. Подавать в газогенератор кислород и пар имел право только старший оператор.

Это были люди с большим жизненным опытом, участники войны, но мало технически грамотные. Хотя там и техника была несложна. Были и молодые – после технических училищ и техникума. От старшего оператора зависело очень многое. От его умения управлять технологическим процессом – до настроения в бригаде.

Вот некоторые их них. Хлудов Яков Степанович. В то время ему было на вид 50 лет или чуть больше, высокого роста, худощав, быстрый в движениях. Технически грамотный, он вполне соответствовал своей должности. Как-то мы с ним разговорились, он хорошо знал Кавказ. Я спросил его, откуда такие познания. Он неохотно ответил, что в тех местах пилил лес для строек народного хозяйства и сразу замолчал.

На собраниях, коих тогда было много, Яков Степанович отмалчивался, хотя мог и поговорить. В нем чувствовалась интеллигентность. И только много лет спустя я узнал, что он – из знаменитого рода российских фабрикантов Хлудовых, о чем сообщает Большая советская энциклопедия.

Яков Степанович имел семью, вырастил двух прекрасных сыновей, один из них – профессор Тульского университета.

Моложе Хлудова был старший оператор Скрылев Петр Кузьмич. Участник Великой Отечественной войны. Исключительно добросовестный, во всем аккуратный, такой русский мужичок, который и рассказывает, но не все, а кое-что держит в себе. Любил поговорить с начальством. Дело свое хорошо знал. Толково руководил бригадой.

Были и молодые моего возраста. Выделялся Субботин Александр Павлович. Несмотря на ответственную и тяжелую работу по сменам, страстно любил спорт. После ночной смены ехал за 50-100 км играть в футбол за команду газового завода. Хорошо играл в русский хоккей. После газогенераторного цеха многие годы руководил цехом ионообменных мембран и катализаторов.

 

Редакция «Щекинского химика» объявляет конкурс на лучшее историческое фото «Щекиноазот»

14 марта 1963 года завод посетил Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совмина СССР Никита Сергеевич Хрущев (справа). Сопровождал его директор химкобината Петр Михайлович Шаров (слева).

Щекинский интернационал

Состав смены был интернациональный. Никакого значения не придавалось тому, какая у тебя национальность.

Старшим в звене дежурных слесарей работал Альберт Минигулов. Молодой человек, среднего роста с правильными чертами лица, хорошо физически развит. Если необходимо было сделать быстро и качественно ответственную работу – Альберт был там. Как же он работал! Гаечные ключи у него в руках летали, движения рук были четкими и рациональными. Настоящий лидер своего звена. К сожалению, не знаю, как у него сложилась судьба, так как через несколько лет он уехал.

Были в моей смене два грузина. Схиладзе Гиви Варламович, помощник старшего оператора, и Чимишвили (имя забыл). Гиви был человек веселый, разговорчивый, говорил с приятным акцентом. Имел семью, жену-медсестру, и двух очаровательных дочек. Хороший исполнитель, но техника ему не давалась. Активно участвовал в работе народной дружины. После газогенераторного цеха работал в цехе ионообменных мембран. Самостоятельно поехал в Москву, пробрался (именно так, он мне об этом рассказывал) к самому председателю комитета СССР по пенсиям и добился для всех работников этого цеха пенсий по первому списку вредных работ. Для женщин – в 45 лет, а для мужчин – с 50 лет. Гиви Варламович закончил заочно юридический институт, переехал в Тбилиси и говорили, что был там большим начальником в правоохранительных органах.

Чимишвили, молодой человек, наоборот, был замкнут. Когда я с ним разговорился, то оказалось, что он провалился на вступительных экзаменах в МГУ на журфак по специальности искусствоведа. Не знаю, как он разбирался в искусстве, но я ему советовал выбрать другую профессию, так как там конкурс был 10 человек на место. Конечно, он не согласился и через год снова не поступил. Рассчитался с работы и, очевидно, уехал на родину.

Работали два брата Магозенковы, Мишка и Сашка. Сашка был выгрузчиком золы и жил со мной в одном общежитии. В выходной день он хорошо выпивал и шел в магазин с «проверкой». Была у него, пьяного, такая мания – народный контроль. Его все знали, и продавцы на него не обращали внимания. Он стоял возле прилавка и бубнил о воровстве, о проверках, и еще о каких-то компаниях… На работе он был трезв и замечаний к нему не было.

Мишка работал очень хорошо и был помощником старшего оператора. Его избрали профоргом смены. Никакой профсоюзной работой он не занимался, так как взносы 1% от зарплаты собирала раздатчица денег. Но бюллетени, Мишка как профорг, обязан был подписывать.

И вот, загрузчик угля в газогенератор Воробьев А.Н. упустил чугунную задвижку весом 15кг себе на ногу. Травма. Мы его отправили домой, так как работать он не мог. Прошло два дня, на работе он не появлялся. Советуюсь с Мишкой: что будем делать? Он без раздумья говорит – ставьте восьмерки в табеле, а потом разберемся. Проходит неделя – Воробьева на работе нет. Говорю Мишке, мол, давай съездим к нему домой.

В очередной выходной и поехали. Жил Воробьев в деревне Воздремо. Был июнь, кругом зелень, деревья в листве, огород, пруд рядом, теплынь. А воздух… Хочется не дышать, а пить, после цеха, где угарный газ, шум, жара, мы попали в рай. Возле дома нас встретил Воробьев, а нога-то – в гипсе. Почесали мы с Мишкой затылки и ничего дельного не придумали. Но придумала женщина, красивая, молодая, статная. (Злые языки говорили, что Алексей Никифорович из-за нее получил строгий партийный выговор и лишился должности председателя колхоза). Зовет нас на лужайку возле пруда, а там уже накрыта поляна. Никогда такого застолья ни в ресторанах отечества, ни за границей я не припоминаю. Только к ночи мы с Мишей добрались домой. Так и пришлось 21 день Воробьеву ставить в табеле восьмерки…

Не могу не сказать еще об одном. Цех был очень опасный. В цехе погибли два человека, они работали внутри газогенератора. Произошло возгорание, и люди не смогли выбраться. А один парень вылез из аппарата. Получил большие ожоги, долго лечился, но молодость взяла свое, он вернулся слесарем в свой цех. Это был Миша Мироненко. Прошло 6 лет.

Другой цех, суббота, нерабочий день. Но я приехал, иду по территории насосной. Смотрю – Мироненко стоит возле работающего насоса и руками как бы его ощупывает.

– Миша, ты что здесь делаешь? – И он мне рассказал, что всегда ремонтировал этот насос, а сегодня приехал специально посмотреть, как он работает. Никто его не вызывал. Как же мне не уважать такого работника?! К слову – в цехе его уже звали по имени и отчеству.

(Продолжение – в следующем выпуске)

Всеволод ДОБРЯК

Тематика статьи:

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Ваш комментарий:

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!