Воспоминания о войне

Ветеран компании «Щекиноазот» Всеволод Добряк о Великой Отечественной войне

19.03.2020 г. / Прочитано 243 / Комментариев нет

Великая Отечественная война

Летят годы и десятилетия, уходят в вечность участники и свидетели Великой Отечественной войны. Но нельзя забывать, что перенес, вытерпел наш народ. Как победил! Какой ценой далась Победа! Это должны знать наши дети, внуки и все будущие поколения.

У меня – не только радость победы, но и горечь, боль душевная об одном эпизоде периода войны.

…Мне было 9 лет, жил я тогда на хуторе в Полтавской области. В конце февраля 1943 года к нам приехала немецкая воинская часть. Расквартировались. Укрепились. Вырыли глубокие окопы вокруг хутора. Установили пулеметы – немцы круглосуточно там дежурили. В нашей хате расположился фашистский штаб.

Соседнее село Батьки, примерно в 3 км от нас, уже было занято Красной Армией, и немцы, очевидно, знали, что будет наступление.

1 марта мы проснулись от сильной стрельбы. Пулеметы, немецкая артиллерия стреляли беспрерывно. На улице было еще темно. Но фашисты постоянно пускали осветительные ракеты, и в этот момент становилось очень светло. Бой усиливался, хата дрожала от выстрелов.

Тогда наша бабушка решила, что всем нам надо выбежать из хаты и ползком перебраться в погреб во дворе. Это позволит остаться живыми. Там, в погребе, мы и просидели до самого вечера. Бой затих. Утром следующего дня стояла солнечная и морозная погода. С нашего двора хорошо было видно склон оврага, там на снегу лежало много погибших солдат Красной Армии. Наши отступили.

Немцы не разрешали хуторянам двое суток убирать убитых. Только на третий день пришел староста и сказал, чтобы моя тетя утром пришла на кладбище копать могилы нашим погибшим солдатам. За ней увязался и я. На санях мужики подвозили убитых и укладывали в две братские могилы. Если были медальоны – староста записывал личные данные. Но у многих медальонов не было.

Женщины плакали, да и мужчины вытирали слезы. Сколько всего погибло, точно не знаю. Одни говорили пятьдесят, другие – больше.

По малости лет я не мог задать себе вопрос: как же так произошло, что без артподготовки, на ура, шли молодые ребята на пулеметы. Знаю, что приказы в армии не обсуждают. Но за хутор положить роту солдат? Не могу согласиться. Плачу, когда вспоминаю об этом.

На следующий день после похорон моя тетя сказала, чтобы я отнес еду раненым красноармейцам, которые находятся в хате на отшибе хутора. Зашел в хату. На земляном полу лежали раненые, человек 8-10. Разнес им в кружке молоко, хлеб и табак. Один из раненых был на коленях, казалось, он оперся руками о лавку. Кто-то сказал: «Он уже пить и есть не будет. Умер»…

Бойцам при наступлении было сказано, что раненым собираться в крайней хате, туда подъедут санитары их забрать. Но санитаров не было. Так и кормили хуторяне красноармейцев до апреля месяца.

В конце августа 2019 года я был в Полтаве и поехал в Курлюково (то самое место). От хутора почти ничего не осталось. Только несколько хат, куда на лето приезжают люди из городов. Пошел на кладбище. Одна братская могила заброшена, деревянный памятник со звездой вот-вот упадет. Другая, где памятник из черного пластика, – в порядке. Есть список погибших. Вот некоторые фамилии: Артамонов В.В, Байматов М.Н., Говорков Е.Я., Драбков М.Л., Дубиченко Р.В., Елисеев А.С., Еникеев X.С.

Если из семей погибших кто-то остался в живых и их помнят, мой телефон в редакции. Буду рад общению.

…Сел на скамейку, нахлынули воспоминания.

Как отступали наши войска. Жизнь при немцах. Работа в колхозе. Лозунг «Все для фронта – все для Победы». Гибель мальчишек от боеприпасов, оставленных как немцами, так и нашими войсками.

Расскажу еще один эпизод, не такой грустный.

Немцы, когда пришли, колхозы не разгоняли. Был староста и бригадир из хуторских. Все работали на полях колхоза, а урожай и скот к осени увозили в Полтаву на приемные пункты. Все это шло в немецкую армию. В тот год был особенный урожай на помидоры. Все поля от них были красные. Жители хутора сделали запасы на зиму, а немцам уже было не до помидоров.

…Прошло 40 лет, я работал в заводоуправлении «Азота». Зашел ко мне с проверкой инспектор водного бассейна из Тулы. Никаких замечаний от проверяющего не было. Закурили. Разговорились. Он – бывший военный офицер, участник Великой Отечественной войны, освобождал Украину. И что он мне рассказывает, что все поля были красными от помидор. Я его спросил: «А какой район или область это»? Он ответил, что не запомнил, так как гнали немцев до самого Днепра без остановок. Возможно, это один из тех солдат, которые освобождали мой хутор.

Всеволод Добряк, ветеран компании «Щекиноазот»

Тематика статьи: ,

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Ваш комментарий:

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!