«Как выжила – не знаю»

Девять суток ехали до города на Неве, пробирались через Ладогу по «дороге жизни»

20.02.2020 г. / Прочитано 170 / Комментариев нет

Татьяна Боркова

В 76-ю годовщину снятия блокады Ленинграда поздравления принимала участница обороны города на Неве Татьяна Александровна Боркова.

В  памятную дату ветерана навестили и вручили подарки руководитель аппарата администрации Щекинского района Ольга Лукинова и глава города Щекино Юрий Савушкин.

Татьяна Александровна родилась в 1925 году в селе Ефимцево тогда Костромской области. Она была старшим ребенком из семи детей.

Девочка училась хорошо, с отличием окончила семилетку. И в 1940 году поступила в медицинскую школу в городе Кинешма. Пошла по стопам дедушки, он был фельдшером. Участвовал в русско-японской войне 1904-1905 гг. Трудился в родном краю. Спасал людей в Первую мировую войну. Не обошла его стороной и Гражданская война – снова был военным фельдшером. Тане было, с кого брать пример для выбора профессии…

Училась хорошо, старалась. Но тут началась война. Сначала отца на фронт не брали – для руководителей хозяйств была «бронь». Но он написал заявление и ушел воевать с фашистами (погиб в 1943 году в боях на Курской дуге).

Весной 1942 года по приказу министра здравоохранения второкурсники медицинской школы досрочно закончили обучение, сдали экзамены. И – вместе со студентами из Москвы, Иваново – целый эшелон – отправились в Ленинград на борьбу с эпидемиями и болезнями. Девять суток ехали до города на Неве, пробирались через Ладогу по «дороге жизни».

Поселили Татьяну и ее подруг в общежитии торгового института имени Энгельса.

– Старинное здание выглядело красиво, но совсем не было приспособлено для жилья. Из-за войны там не было ни воды, ни света, ни тепла, – вспоминает ветеран. – Нам выдавали паек, в который входили 500 граммов хлеба, крупа, почему-то табак. Но приготовить себе кашу или суп из-за отсутствия воды и электричества мы не могли. С работы приходили в мокрых валенках, а просушить их было негде. Наутро в них образовывался лед. Другой обуви у нас не было. Что успели взять из дома, в том и ходили.

Работала она медсестрой в поликлинике №38, что в Смольненском районе. В это время над городом летали фашистские самолеты-разведчики. А по вечерам и ночам город бомбили и обстреливали. Нередко молодые девочки – медсестры прятались в бомбоубежищах, там и проводили ночь. А утром – снова на работу. Впрочем, днем фашисты тоже стреляли по городу…

Во время обходов молодые девушки, которым было всего-то 17 лет, старались помочь измученным и голодным людям, чем только могли. А возможности их были крайне ограничены. Лекарств не было совсем. Молодому человеку, страдающему цингой, Татьяна посоветовала есть хвою. Ее и саму мучил этот недуг, все зубы шатались. Девушка спасалась хвоинками и листьями зеленой капусты, которую вымачивала в уксусе.

Татьяна Александровна Боркова с дочерью Людмилой

– Помню еще поразительный контраст между великолепными зданиями, квартирами с лепниной, высокими потолками и жильцами этих домов, которые жались друг к другу в одной комнатке у огня, жгли книги, мебель и варили ремни, кожаную обивку стульев, чтобы хоть чем-то утолить голод…

Наступило лето, а у девушек другой одежды и обуви нет, только валенки и галоши. Приходилось понемногу копить хлеб, чтобы потом продать его и купить сандалии. Весной стало чуть легче. Было организовано питание в столовой, где кормили супом из молодой крапивы, кашей.

А потом случилась беда – у Татьяны в магазине, где она покупала сандалии, украли продуктовые карточки. Их выдавали каждые 10 дней. Утерянные или украденные не восстанавливались. Татьяна питалась совсем скудно. Спасибо подругам, выручили, немного подкармливали в столовой. И кое-что из своей одежды Таня меняла на маленькие кусочки хлеба…

– Как выжила – не знаю, – говорит Татьяна Александровна. – Наверное, деревенская закалка и молодость помогли.

…Отработали девочки в Ленинграде полгода. Большинство мальчиков, кому исполнилось 18 лет, забрали на фронт. А их, девчонок, голодных, худых, еле живых, отправили домой. В Кинешме снова стали учиться в медицинской школе. Прошли полный курс обучения, и в январе 1943 года сдали не «ускоренные», а настоящие выпускные экзамены.

Правда, в это время девочки не только учились, но и почти постоянно болели. Там, в Ленинграде, под бомбами и без еды, они как-то держались. А тут – здоровье «посыпалось»: зубы шатались, кости болели, желудок не хотел нормально работать. Да и голодно все равно было. Карточки, маленькие кусочки хлеба. А родное село с родными и близкими – за 40 километров от места учебы, не наездишься…

И все-таки стала Татьяна Александровна настоящей, дипломированной медицинской сестрой. 47 лет отработала в этой сфере, в Заволжской районной поликлинике (Ивановская область). Была обычной и старшей медсестрой, фельдшером на Скорой помощи.

Передала профессию дочери – она тоже всю жизнь трудилась и продолжает работать детским врачом, Людмилу Леонидовну знают и любят в каждой семье поселка Первомайского, где есть дети. Старшая внучка тоже выучилась на доктора. Так что династия медиков не прерывается.

Здоровья вам и счастья, Татьяна Александровна!

Александр АБРАМОВ

Тематика статьи: ,

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Ваш комментарий:

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!