В дни перед Рождеством

Рождественские праздники в Ясной Поляне

24.12.2020 г. / Прочитано 187 / Комментариев нет

Зимние прогулки по Ясной Поляне

«Ну, вот…», – так начиналась любая история, которые я так любила слушать маленькой, прислонившись бочком к бабушкиным коленям. Уютно было возле нее и тепло, и перед глазами моментально вставали картинки – лучше всякого мультфильма. Декабрьскими вечерами, ожидая новогодних праздников, всегда просила рассказать, как все это было тогда, в самом начале XX века.

 

Бабушкины рассказы

«Ну, вот… Привезет к нам лесник елку. Уж как мы с братом ее ждали! Запахнет хвоей на весь дом – значит, жди Рождества и подарков. Нас к елке заранее не пускали, велели сидеть в детской. Мы сидели и мечтали…», – я уже знаю, что сейчас бабушка расскажет, как однажды не утерпели, пробрались в залу и сорвали с мохнатой ветки маленькую шоколадную фигурку.

К Рождеству в доме Толстых наряжали елку. Традиция продолжается и сегодня

За дверями послышались голоса, взрослые приближались, и бабушка – старшая ведь, на целый год старше брата! – успела засунуть шоколадку в рот. Твердый шоколад начал таять не сразу, застрял в горле… И быть бы беде в Рождественский сочельник, да малышка сообразила – подскочив к горячему самовару, что стоял в углу на маленьком столике, налила в чашку кипятка и сделала глоток. Обожгла небо, но злосчастная шоколадка-таки подтаяла…

Не торопи чудо, оно придет само, когда настанет пора! Так учила бабушка.

И еще рассказывала, какие в ее детстве были игрушки. Их чаще всего и дарили ребятам на Рождество, а в другое время обходились скромными гостинцами.

Ей, например, дарили в Рождество большую говорящую куклу, а брату – игрушечное ружье, стреляющее пробкой. Пробка была на веревочке, чтобы не нанести никому вреда. Были и деревянные кубики, клоуны.

А конфеты были такие, что жалко есть: вот – карамелька в виде пупса, завернутого в крошечное бумажное одеяльце. Развернешь с одной стороны – у него улыбающаяся рожица, развернешь с другой – гримаса, будто плачет…

 

Поедем-ка в Ясную!

Галина Федосеева

Все эти рассказы из бабушкиного детства живо припомнились мне недавно в Ясной Поляне. Сотрудники компании «Щекиноазот» здесь – частые гости, ведь музей-усадьба – социальный партнер, и химическая компания давно помогает беречь и развивать жемчужину русской земли. Помогает делом, поддерживает материально. Впереди – 100-летний юбилей музея-усадьбы, и связанные с ним новые важные дела и совместные проекты.

Но это – уже в новом году. А пока, до наступления любимых всеми Нового года и Рождества, мы приехали в Ясную послушать рассказ знающего, увлеченного человека – Галины Федосеевой о том, как встречали эти праздники в семье великого русского писателя.

Галина Леонидовна – методист отдела передвижных выставок музея-усадьбы «Ясная Поляна». Как и все специалисты музея-усадьбы, с кем приходилось общаться, она говорит о близких Льва Николаевича, как о своих родных людях, называет детей Толстых уменьшительно-ласкательными именами: «Танечка, Левочка». Верно, работая здесь, изучая архивы, дневники, читая произведения, невозможно не проникнуться чудесной атмосферой усадьбы, дома, семейных традиций. Ведь, не проникнувшись, не приняв их как свои, нельзя и сохранить для будущих поколений…

 

Вспоминая традиции

Толстовские традиции во многом повторяли обычные – для того времени и сословия.

– Для всех дворянских семей XIX века Новый год оставался не слишком значимой датой – просто официальным переходом к следующему году. И в записях Софьи Андреевны упоминания о встрече Нового года появились уже много позднее, к концу века. Отмечали тихо, спокойно, выпили по бокалу шампанского, всех поздравили и отправились спать, – начинает неспешный рассказ Галина Федосеева. – Главный, самый яркий и радостный праздник, конечно, Рождество. К нему готовились заранее, наряжали елку. А вообще в Ясной Поляне отмечать Рождество шумно, с подарками, сюрпризами, маскарадами начали, когда старшие дети, Сережа, Таня, Илья немного подросли. Тогда, судя по сохранившимся записям, и зародились яснополянские рождественские традиции…

 

Ах, плум-пудинг!

Плум-пудинг

К воспитанию и образованию детей в семье Толстых относились очень серьезно, как к главному родительскому делу. И дети, по их же воспоминаниям, росли, окруженные гувернерами.

Устроить детский праздник на Рождество однажды уговорили Льва Николаевича Софья Андреевна вместе с гувернанткой, англичанкой Ханной Терсей. Им хотелось доставить малышам радость. А Ханна привнесла в него некий «британский» оттенок, приготовив национальное рождественское блюдо – плум-пудинг.

«Елку мы с Ханной готовили, веселясь как дети. Ко дню Рождества Ханна сделала по обычаю своей родины плум-пудинг и просила, чтоб был ростбиф и индейка. За обедом плум-пудинг полыхал от налитого на него и зажженного рома, и Ханна, и дети были в восторге», – писала Софья Андреевна.

 

Радость для всех

Елку наряжали взрослые, утром, а дети не могли видеть сказочную красавицу до самого того часа, пока в залу, где она стояла, не распахнутся двери – одновременно из гостиной и из передней. Из гостиной входили графские дети, а из передней – крестьянские, их бывало много, приглашали заранее. И вот тут при виде огромной разряженной ели звучало всеобщее «Ах»!

 

А орехи – непростые, скорлупы-то золотые

Подарки для крестьянских ребятишек снимали с елки, Софья Андреевна с Ханной, Сережей и Таней вручали их, и всем было радостно. Золоченые грецкие орехи, крымские яблоки, куколки-скелетцы в нарядных одеждах – ангелы, принцессы, царь с царицей, казаки, мужики и бабы в народных костюмах, русских, английских, литовских…

А было так. Однажды Софья Андреевна купила в Туле деревянных простых куколок, из лоскутков сшила им наряды. Детям так понравилось, что родилась еще одна семейная традиция – шить одежки и наряжать фигурки загодя, к Рождеству, и дарить деревенским ребятам.

Для крестьянских малышей куколки в ярких пышных нарядах из бархата, кисеи, золотой и серебряной бумаги были чуть ли не царским подарком…

А подарки для графских детей лежали на ломберных столиках вдоль стен. В то время еще не так давно появились фабричные игрушки, они были очень дорогими. Большие куклы с моргающими глазами, лошадки-качалки, кукольные домики, заводные машины, поезда…

Самые лучшие, «пропасть прекрасных игрушек» – так сложилось, бывали всегда от крестного Татьяны и Ильи Дмитрия Алексеевича Дьякова. Бабушка и дедушка Берсы, родители Софьи Андреевны присылали подарки. И сами мать и отец Толстые покупали игрушки детям – в основном, только на Рождество. Лев Николаевич был убежден, что обилие игрушек губит фантазию ребенка, мешает самому проявлять выдумку в игре.

 

Праздник для детей и взрослых

После первых восторгов, когда уже все друг другу показали свои чудесные подарки, начиналось бурное веселье, пляски, хоровод. Праздник был детским, и подарки на Рождество делались тогда исключительно детям. И даже самые маленькие знали, что игрушки и сладости приносят им родители. Не звали хором Дедушку Мороза, не призывали: «Елочка, зажгись!» Все это вошло в быт гораздо позже, уже в советское время…

В рождественские каникулы и дети, и взрослые в Ясной Поляне катались на коньках на Большом пруду. Любили прокатиться и с горки, что за кучерской избой. Деревенские ребятишки веселились здесь вместе с Толстыми.

Бывало, Лев Николаевич сам предлагал прокатиться на лошадках, тогда запрягали сани и катались по окрестностям.

Для взрослых на второй день Рождества устраивали маскарад. Приезжали многочисленные гости, все наряжались, и даже Лев Николаевич, не слишком любивший такие шумные забавы с их «безудержным весельем», по воспоминаниям Софьи Андреевны принимал в них участие.

 

Давайте учиться у классика

«Безудержное веселье» праздников сменялось буднями, наполненными, также традиционно, общим трудом. Дети Толстых непрестанно учились, по строгому расписанию. Сдавали экзамены экстерном, успешно осваивая учебные программы, принятые в гимназии.

И в свободное время постоянно бывали заняты. Все они занимались музыкой и были исключительно музыкальны. Музыка всегда звучала в доме и вечерами, когда вся семья собиралась за большим столом, кто – с рукоделием, кто – с журналом или книгой.

Здесь были приняты общие чтения вслух. Книги выбирались весьма придирчиво, они должны были отвечать интересам и детей, и взрослых, не смущать юные головы лишней до срока информацией, не портить вкуса, но давать пищу уму. Читали, например, сочинения Жюля Верна, классика научной фантастики и приключений… Любили Дюма, Пушкина. Библиотека в доме была огромной, постоянно пополнялась, в том числе книгами на иностранных языках.

Играли в шахматы. В традиции были и домашние спектакли, их ставили и в Ясной Поляне, куда приезжала публика из Тулы и окрестностей. Выезжали со спектаклями и в Тулу.

…И снова мне вспомнилась бабушка, с ее рассказами о том времени, когда не было не только телевидения, но и вездесущего ныне Интернета, мобильных телефонов.

Но люди умели занимать себя и не тратить время впустую, а проводить его с пользой. Были семейные традиции, которые веками сохранялись в поколениях. С годами, с развитием индустрии, революцией, урбанизацией, изменением темпов жизни абсолютное большинство из них утрачено. Но сегодня, когда самоизоляция и карантин вошли в нашу жизнь и кардинально ее переменили, неплохо было бы припомнить все это.

Собраться вечером всей семьей за чашкой чая, выбрать интересную книжку и читать вслух по очереди. А, может, смастерить с ребятишками вместе елочные игрушки…

В самом большом выигрыше, вновь обретя в полной мере родительское внимание, уж точно окажутся дети, которых сегодня мы, что греха таить, все чаще оставляем один на один с компьютером, и главным другом и советчиком в жизни для них становится, увы, интернет…

Мария ДОЛЕЦКАЯ
Фото из архива музея-усадьбы

Тематика статьи:

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Ваш комментарий:

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!