Пра – матушка

Поход на байдарках по реке Пра

28.09.2017 г. / Прочитано 193 / 4 комментария

Поход на байдарках по реке Пра

Рыбалка с байдарки

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата», известном ныне как одно из крупнейших литературных произведений мировой культуры, сохраняются названия географических объектов, которых нет и никогда не существовало на землях Индостана… Названия эти звучат на языке наших предков – санскрите, отчасти сохранившемся у индийцев, – совершенно также или почти так, как произносим их мы, не подозревая о глубинной связи, которая жива и ныне, про прошествии многих веков.

 

Открытия

Оказывается, данные географические объекты находятся… в Волго-Окском междуречье (согласно исследованиям ученого-этнолога, кандидата исторических наук, члена Русского Географического общества С. В. Жарниковой и ее коллег. Немало интересной информации можно почерпнуть из ее интервью, размещенных на ютубе.

На родных окских просторах обнаруживается и озеро Рама… Современная Ока – единственный крупный приток Волги (Ганги), текущий с юга-запада, что соответствует древнеиндийской Ямуне, названной так в преданиях. Неслучайно притоки Оки и реки Волго-Окского бассейна носят названия: Ямна, Ям, Има, Имьев, Ярань (Солнечная, Светлая), Урга (Движение Света), Сура (Солнечная), Алатырь (Священный Камень), Лама (Духовный Учитель), Мокша (Просветление, Одухотворение) и т.д. Согласно Славяно-Арийским текстам древней Индии, вторым именем реки Ямуны было Кала, и до сих пор устье Оки называется местными жителями устьем Калы.

А к югу от священного леса Камьяка, согласно Махабхарате, текла в Ямуну река Правени (то есть Пра-река), с озером Годовари.

И до сих пор к югу от Владимирских лесов течет в Оку река Пра и лежит там озеро Годь…

 

Особенная река

Река этой осенью не похожа на себя прошлогоднюю

Вот такие интереснейшие сведения вдруг открылись нам, любителям отдыха на байдарках, накануне очередного сентябрьского похода по любимой нашей реке Пра. И как-то расхотелось привычно шутить – дескать, снова «Пра нас поперла» и что «прет нынче как-то по-особенному»…

А река в этом сентябре, и, правда, не похожа на себя прошлогоднюю. Дождливое лето сыграло свою роль: Пра полноводна, будто весной. Скрылись под прозрачно-коричневой водичкой мели и упавшие деревья, грозно встающие на пути байдарок и всего, что ходит по реке, в обычные годы, в засушливые жаркие периоды. Тогда частенько приходится «обносить» завалы, проводить лодки вручную по мелководью, а то и подкапывать веслами песок, чтобы протащить груженые байдарки. Прошлой осенью так пешком и прошли немало верст по речным мелям. Случалось и «присесть на бревно».

А сегодня – красота! Лишь изредка завязший в песчаном дне дуб или сосна напомнят о себе небольшими бурунчиками на поверхности, дескать, здесь я, здесь, лежу, вас сегодня не трону! И несет-мчит байдарку стремительное течение, а рядом проплывают снесенные ветром первые желтые осенние листочки…

Неповторимый запах реки, влажного ветра, напоенного сосновым духом, неодолимо тянет к себе каждого, кто хотя бы однажды его по-настоящему ощутил. А может, это говорят гены, притягательная память далеких предков?

Изредка на берегах встречаются рыбаки, забравшиеся в глухомань на промысел, либо собратья-байдарочники. Все здесь здороваются, как в большой деревне…

 

Здравствуйте, елки!

И уже, как старых знакомых, приветствуют нас лесные жители. Вот постоянный обитатель старых сосен на последней нашей стоянке – дятел –привычно долбит ствол, и влажное этим летом дерево отвечает не всегдашним звонким пулеметным «та-та-та», а глухим «тум-тум»…

Над рекой заходит на круг большой летучий хищник, местные жители говорят, что это – скопа, охотится на рыбу и мелких зверьков и птичек, утят. Но и не брезгует отходами от рыбы, которую чистят туристы: не подлетая слишком близко, тем не менее, караулит, когда над водою мелькнет в руках человека заветный «тазик изобилия»… Две птицы, помнится, в одном из походов так и стерегли свой вечерний ужин, не улетая далеко от лагеря байдарочников. Правда, в этом году скопу мы почему-то видели редко, хотя река была щедра, каждый день подкидывая к нашему ужину, помимо всякой мелочи, щук, окуньков да густерок…

 

Хорошо смеется тот…

Грибы

Не раз уж приходилось убеждаться, что ни зверю, ни птице не откажешь в интеллекте и неком своеобразном чувстве юмора. Любителям собак, например, известно шутливое изречение: «Если такса сказала, что не брала, значит, – не отдаст!» Описывая породу, специалисты-знатоки такс отмечают свойственное таксам, особое, почти человеческое чувство юмора. Демонстрируют способности к общению и шуткам и дикие животные и птицы, если находятся в безопасности. Надо только наблюдать за ними незаметно…

Так, помнится, однажды стояли с палаткой на высоком речном берегу, а неподалеку оказалась мусорная куча, которую так называемые туристы – настоящие лесные вредители – оставили после отдыха, не найдя сил хотя бы закопать отходы своей жизнедеятельности. (Что, кстати, постоянно делаем мы в своих походах на Пре).

И вот, в ночной тишине, находясь в закрытой палатке, услышали странные гортанные голоса.

Два загадочных существа в ночи поначалу негромко переговаривались совсем рядом, только слова были неразборчивы, что-то вроде «кро-оки, кро-ок», с приглашающей интонацией: поди сюда, давай-ка посмотрим, что здесь? А потом вдруг громко зазвучало возмущенное, понятное без перевода: «Безобразие! Фу, что за гадость!» И невозможно было нам, городским жителям, на слух определить – кто же из обитателей леса так разоряется здесь? Не похоже ни на застигнутых хищником уток, вдруг начинающих заполошно орать в ночи, ни на цаплю, которая имеет привычку периодически жаловаться на весь свет…

Осторожно выглянув из палатки, с изумлением обнаружили двух огромных черных воронов – ни дать, ни взять, – говорящие, из сказки «Снежная королева»! Красивые крупные птицы, подбоченясь, расхаживали по берегу, обследуя «следы цивилизации», зафутболивали в разные стороны крепкими клювами банки и пакеты и громко вслух высказывали свое мнение о горе-туристах и о человечестве в целом.

…Весело бывает наблюдать, как длинноногая серая цапля, видно, возомнив себя соколом и взлетев ввысь, гордо взгромождается на самую верхушку самой высокой сосны на противоположном берегу. Однако при этом длинная шея, неудобно вытянутая вперед, лишает ее обладательницу царского величия, и цапля быстро уносится прочь, пока никто не заметил ее неловкости…

А вот молодой уж, по каким-то своим ужачьим делам старательно переплыв реку, выскакивает на берег и с размаху утыкается головой в сапог рыбака. Несколько мгновений осознает, на каком находится свете, и, поняв, что живой, мгновенно разворачивается и плывет обратно, зигзагами преодолевая речное пространство…

 

Дары леса

Михаил Федькин собрал 58 белых грибов разных калибров

Богатый на урожай грибов в прошлом сентябре, этой осенью знакомый лес встретил нас несколько смущенно. Во влажном мху обнаружилось лишь с десяток малых маслят, да никчемные мухоморы разноцветными шляпками ехидно приветствовали грибников из сосновой чащи. Однако после недели дождей в самом начале похода наступили теплые по-летнему денечки, и на поверхность заторопились превосходные белые, по одному и целыми семейками. Наш фотокорреспондент набрел на лужайку, где его поджидали 58(!) белых грибов разных калибров…

Не подвела и брусника – каждый день собирали рубиновую ягоду по лесным глухим лужайкам, бродили по мягкому мху, дышали сосновым да березовым воздухом, который, кажется, можно пить, как животворящий эликсир.

 

Есть, что вспомнить

Все вокруг – привычное и родное. И яркий Млечный путь на вечернем небосклоне (кстати, индийцы и сегодня почитают Полярную звезду, на которую взирали их предки-арии, а они сроду не видали в небесах над Индостаном, но знают о ней из своих древних преданий). И глазастая луна, притворяющаяся сквозь лесную чащу далеким огоньком костра. И, конечно, разложенный по всем правилам безопасности костер, дарящий тепло нашему лагерю.

И – ну, как без этого! – смех, и шутки, и происшествия, без которых нет жизни в походе. Чего стоила одна рыбалка с байдарки, вставшей «на якорь» посреди реки. Якорем служил завезенный невесть кем в такую глушь чугунный радиатор от батареи отопления. После использования в качестве якоря, чтобы в неглубокой реке никто из грибников, вброд перебирающихся на другой берег, на него не наткнулся и не зашибся, радиатор был заботливо откомандирован на сушу. И уже здесь, на берегу, аккуратно уронен прямо на ногу одному из рыбаков, в точности, как это сделал незабвенный Василий Алибабаевич… Далее последовала фраза, ставшая классической, и, что называется, смех сквозь слезы…

…Как один день, пролетели заветные две недели. Наступило неизбежное прощание. Благодарим за все, до свидания, река, Пра-матушка. Мы вернемся непременно, в следующем сентябре. Жди нас.

Мария АЛЕШИНА
Фото Михаила ФЕДЬКИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии комментария 4

  • Рая - 29.09.2017 в 09:34

    Автор не подписался, я юы с ним поплавла, он бы аккуратно посадил на свою лодочку, я бы примерялась к посадочному месту, он бы меня усаживал и усаживал снова и снова… греб своими веслами. А в конце бы прохудилась лодочка и мы промокли

  • Глиста во фраке - 29.09.2017 в 10:46

    Эта статья полная профанация с точки зрения языкознания .

  • Глиста во фраке - 29.09.2017 в 10:48

    И этнографии

  • Глиста во фраке - 29.09.2017 в 10:51

    В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» река Ганг и является рекой Ганг .При чём здесь Волга?

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!