Метод, который опередил свое время

Щекинский метод Петра Шарова

05.09.2018 г. / Прочитано 300 / 4 комментария

Доклад П.Шарова об итогах 1-го этапа эксперимента

Имя щекинского завода громко звучало в масштабах страны не единожды! Достаточно вспомнить экономический метод, прославивший предприятия и на родной земле, и по всему миру.

Летом 1967 года на Щекинском химическом комбинате начинается эксперимент, запомнившийся потом всем как Щекинский метод. Его основной принцип: рабочих меньше – продукции больше. Производительность труда решают поднять за счет сокращения издержек, новых подходов в хозяйствовании, материального стимулирования трудящихся. Новый экономический подход, по сути, опередил время.

 

Начало

Щекинский метод – часть косыгинских реформ, для повышения хозяйственной самостоятельности и материальной заинтересованности предприятий. Его результаты должны были лечь в основу новой стратегической линии дальнейшего экономического развития страны.

А началось все с просьбы Тульского обкома в ЦК КПСС рассмотреть предложения химкомбината по изменению плана производства 1966 года.

Петр Шаров

«За последние годы коллектив Щекинского химического комбината проделал большую работу по строительству новых производств, их освоению, быстрому наращиванию выпуска продукции.

Однако из года в год комбинату планируется нереальный выпуск продукции, что создает непреодолимые трудности в работе коллектива, ведет к перегрузке оборудования, нарушениям технологических процессов и связанными с этим аварийными выбросами газов в атмосферу.

Нереальный план производства, предусматривающий рост выпуска продукции против 1965 года на 86 процентов, спущен комбинату и в текущем году.

…Установленный нереальный план лишает поощрительных стимулов, отрицательно сказывается на закреплении кадров».

К 1967 году комбинат из небольшого газового завода, каким он был еще сравнительно недавно, превратился в один из крупных в стране поставщиков химической продукции. Одно за другим вводились в строй химические производства – аммиака, карбамида, метанола, капролактама, формалина, карбамидных смол и т.д. Они создавались на основе передовой технологии, достаточно высокого уровня механизации и автоматизации основных техпроцессов.

Здесь, в Щекине, впервые в Советском Союзе освоены: метод очистки газа жидким азотом в кабинах отмывки, первый промышленный образец блока БР-6 по получению чистого азота для синтеза аммиака и ряд других производств. Если в 1962–1963 годах комбинат приносил убытки и получал дотацию от государства, то в 1964-м впервые была получена прибыль от реализации продуктов химии, а уже в 1966 году она превысила 13 миллионов рублей. Это и стало основой для перехода с 1 января 1967 года на новую систему планирования и экономического стимулирования производств.

Характерная специфическая особенность химического производства – количество обслуживающего персонала на комбинате не зависит от степени загрузки оборудования: на полную мощность оно действует или наполовину. Следовательно, ускорение роста производительности труда могло быть, с одной стороны, – за счет максимального использования оборудования, с другой – путем сокращения численности персонала.

В середине 1967 года на комбинате насчитывалось более 200 работающих сверх плана по труду, был перерасход фонда заработной платы. И в момент, когда надо было уже начинать подготовительную работу по сокращению штата, некоторые начальники производств и цехов еще жаловались на нехватку людей.

Возглавлял разработку эксперимента директор Щекинского химкомбината Петр Михайлович Шаров. В правительстве его поддерживали Председатель Совета министров Алексей Косыгин и Председатель Госплана Николай Байбаков.

Поскольку без плановой экономики и здесь было никак, то предприятию аж до 1970 года установили заранее фиксированный фонд заработной платы. Сэкономленные в результате сокращения штата и увеличения производительности труда деньги можно было использовать по своему усмотрению. До 60 процентов разрешалось направить для материального поощрения работников. Остальные деньги завод тратил на собственные нужды. Как правило, они шли на социальную сферу – строительство жилья и детских учреждений.

Хотя даже высокое покровительство не защищало директора от нападок недоброжелателей. Так, персональное дело Шарова за строительство Дома спорта «Юбилейный» с бассейном в поселке химиков Первомайском рассматривали на комиссии партийного контроля – влепили выговор.

К 1 января 1969 года на химкомбинате сократили 800 человек, на 86 процентов повысилась производительность труда, на 73 процента увеличились объемы производства. Через год на комбинате численность рабочих уменьшилась еще на 200 человек. Всех сокращенных работников трудоустроили на вакантные места химкомбината, а также на другие предприятия.

В марте 1968 года Министерство химической промышленности СССР разрешило перейти на Щекинский метод и Новомосковскому химкомбинату. За счет уменьшения численности персонала комбинат планировал к 1970 году увеличить объемы производства на 40 процентов. Здесь сократили 1400 рабочих и увеличили производительность труда на 12,2 процента. Средняя зарплата выросла до 141 рубля.

 

Опыт

Знакомиться с ходом и результатами Щекинского экономического эксперимента приезжали делегации из разных стран

В январе 1970 года в Туле прошел Всесоюзный семинар партийных и хозяйственных руководителей по изучению опыта работы парткома и коллектива Щекинского химкомбината по повышению производительности труда. О Щекинском методе заговорили всерьез по всей стране.

Основной доклад для участников семинара делал, конечно же, директор химкомбината Петр Михайлович Шаров. Это был своего рода отчет за несколько лет работы, с которым с большим интересом знакомились делегаты со всей страны, примеряя все это на свои условия.

Шаров говорил и о наметившихся уже проблемах. В частности, в новой системе планирования и экономического стимулирования производства не содержится достаточно действенного фактора повышения производительности труда, и в ряде случаев темпы ее роста отстают от темпов роста заработной платы.

Комбинат возник на базе газового завода. Одно из первых производств химкомбината, цех аммиака, принят в эксплуатацию в октябре 1961 года. В последующие годы были построены крупные цеха по выпуску азотных удобрений и ряда продуктов органической химии.

Помимо этого, он выпускал карбамидную смолу, серную кислоту, аргон и другую продукцию. Заканчивалось строительство завода химического волокна, где должны были работать тысячи человек.

Делегации на щекинском химкомбинате

С 1 января 1967 года комбинат перешел на новую систему планирования и экономического стимулирования. Перед тем как приступать к высвобождению персонала, была проведена большая подготовительная работа. Нововведения обсуждались в Щекинском городском комитете партии и Тульском обкоме, советовались с Министерством химической промышленности и Госкомитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и зарплаты. К выполнению мероприятий были привлечены народные контролеры, весь коллектив предприятия. Для решения вопросов по уменьшению численности создано двенадцать комиссий под кураторством парткома. В центральную общекомбинатовскую комиссию вошли директор комбината, секретарь парткома, председатель заводского комитета, секретарь комитета комсомола.

В 1970 году намечено было увеличить объем производства на 87 процентов, повысить производительность на 114 процентов, снизить численность промышленно-производственного персонала на 1000 человек по сравнению с 1966 годом.

Одной из основных задач при внедрении нового метода был охват рабочих технически обоснованными нормативами по труду. Наличие разработанных норм обслуживания технологического оборудования позволило установить более равномерную загруженность рабочих за счет перераспределения между рабочими местами обслуживаемого оборудования, совмещения профессий и расширения зон обслуживания.

Гости заслушивают доклад Петра Шарова

Например, с помощью Тульского научно-исследовательского института промышленности мономеров составлены нормы на обслуживание оборудования производства капролактама. В основу разработки этих норм была положена методика лаборатории организации труда ГИАП.

При проведении работ по составлению норм обслуживания были распространены анкеты, благодаря которым получено много ценных предложений со стороны рабочих и инженерно-технических работников. Это позволило сократить определенное количество обслуживающего персонала. Понизилась и трудоемкость выпускаемой продукции. По проекту трудоемкость предусматривалась 69,8 человеко-часа на тонну вырабатываемого капролактама, фактически за 1969 год она стала менее 60.

Шла работа по внедрению оптимальной системы потоков информации, документооборота, делопроизводства, контроля исполнения приказов и распоряжений, централизованной доставки корреспонденции по отделам и цехам.

Создано бюро централизованного учета сырья, материалов и готовой продукции. При центральных складах работала экспедиция, которая по специальному графику развозила материалы по цехам. Это позволило высвободить 16 рабочих, 6 тракторов. Годовая экономия от этого составила около 50 тысяч рублей. На комбинате централизованы погрузочно-разгрузочные работы, сбор металлолома, уборка мусора, создан магазин спецодежды.

В результате сокращена численность инженерно-технических работников и служащих более чем на 230 человек.

В 1968 году в трех производствах укрупнили цеха – объединили в один. Это значительно упростило структуру управления, исключило лишние звенья, улучшило ремонтную службу в объединенных производствах и цехах, высвободило много инженеров, техников и служащих.

Например, при объединении цеха ионообменных мембран с катализаторным высвобождены начальник цеха, начальник смены, мастер КИПиА, мастер отделения приготовления и розлива смолы. Месячный зарплатный фонд по их должностям составлял 646 рублей. В объединенном производстве аммиака и метанола высвободилось 63 ИТР и служащих с месячным фондом зарплаты 7630 рублей, в том числе пять начальников производств и цехов, шесть заместителей и помощников начальников производств и цехов, 19 начальников смен, пять начальников участков.

Почти половина всех работников высвобождена в итоге совмещения профессий, уплотнения рабочего дня и расширения зон обслуживания. За дополнительные функции трудящимся установили надбавки и доплаты – до 30 процентов тарифной ставки или должностного оклада. Ремонтный персонал получал доплаты и премии в размере 10–20 процентов.

В результате высвобождения работников ежемесячная экономия по фонду зарплаты составляла 79 тысяч рублей. На доплаты шло 44 тысячи.

Несмотря на определенное увеличение зарплаты, абсолютная ее экономия за три года против проекта, предусмотренного в пятилетнем плане, составила более полутора миллионов рублей.

 

Трудности

В результате высвобождения работников ежемесячная экономия по фонду зарплаты составляла 79 тысяч рублей

Что касается основных трудностей при введении Щекинского метода. Шаров отметил, что возможности для трудоустройства высвобождаемых ограничены, тем более в небольшом городе. А на переезд в другие города согласие люди дают неохотно. Отсутствуют помещения для централизованных служб, служб ремонта, лабораторного контроля и т.д.

Нет развитого внутризаводского транспорта. Сказывается также недостаток техники для погрузочно-разгрузочных работ и инженерно-управленческого труда. Назвал и традиционную для советского производства головную боль – плохое обеспечение железнодорожными вагонами для отгрузки продукции.

С точки зрения Петра Шарова, назрела необходимость научно проектировать структуру управленческого аппарата. Имеющиеся типовые решения не могут быть оптимальными при современных масштабах производства даже для родственных предприятий. Ведь каждое из них имеет свои особенности – технологические, сырьевые, транспортные, климатические и т.д. Необходимо было также создание автоматизированного анализа и контроля ведения процессов. Без этого немыслим переход к машинному управлению производством.

Посыпались вопросы из зала. По ним тоже можно составить впечатление, в каких условиях трудились не только на Щекинском химкомбинате, но и на многих предприятиях страны.

– Как вы высвобождали молодых специалистов и женщин?

– Таких случаев у нас не было.

– Какой процент текучести кадров за 1969 год?

– 9,5 процента промышленно-производственного персонала.

– Количество прогульщиков на сто работающих?

– Около трех человек.

– Когда проводился эксперимент, как это отразилось на качестве продукции и внеплановых остановках?

– Качество продукции идет по ГОСТу и по техническим условиям. Что касается внеплановых остановок, они сократились в пять раз.

– Как эксперимент повлиял на нарушение дисциплины труда?

– Нарушение дисциплины труда в 1968 –1969 годах по сравнению с 1967 годом уменьшилось вдвое.

 

Оценка

В 1971 году за высокие производственные достижения Щекинский химкомбинат был награжден орденом Ленина

На ХХIV съезде КПСС, проходившем в 1971 году, щекинцы были отдельно упомянуты в отчетном докладе Генерального секретаря ЦК партии Л. И. Брежнева.

«Целесообразно, как показывает опыт Щекинского химкомбината, дать предприятиям более широкие возможности для стимулирования тех работников и коллективов, которые вносят наибольший вклад в развитие производства, совмещают профессии, по-хозяйски, бережливо обращаются с общественным богатством».

Стоит ли удивляться, что после такой высокой оценки в том же 1971 году за высокие производственные достижения Щекинский химкомбинат был награжден орденом Ленина, а восемь работников предприятия удостоены Государственной премии. Петру Михайловичу Шарову в 1976 году присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В течение 1972–73 годов на Щекинский метод перешли Косогорский металлургический, Ревякинский металлопрокатный, Новомосковский завод органического синтеза и Болоховский химкомбинат. Всего в области за счет эксперимента сократили 5000 человек.

На втором этапе экономического эксперимента, проводившегося на комбинате в 1971–1975 годах, ставилась задача всестороннего повышения технического уровня производства. При этом реконструкция производства проводилась в условиях действующего оборудования, что позволило перекрыть мощность цехов и производств. Опытом работы туляков заинтересовались не только в Советском Союзе. На комбинат зачастили иностранные делегации. Приезжал даже один из владельцев крупнейшего американского химического концерна «Дюпон де Немур» . Интересовался организацией и системой оплаты труда, схемой реализации продукции, особенностями совещаний директора с начальниками цехов. Надо полагать, не просто так – с целью применить, что возможно, на своем производстве.

О Щекинском методе зашла речь и на встрече Брежнева с тульским партийным активом во время визита в город по случаю вручения ему Золотой Звезды в 1977 году.

Первый секретарь Тульского обкома КПСС Иван Харитонович Юнак докладывал:

– На Щекинском производственном объединении «Азот» за счет осуществленных мероприятий экономического эксперимента объем выпускаемой продукции увеличен в 2,7 раза. Производительность труда выросла в 3,4 раза, а численность персонала сократилась на 1500 человек. А если я вам скажу, что там численность была порядка 7600 человек, то вы представьте, какое сокращение численности.

Перевод предприятий на работу по Щекинскому методу производится совместным решением коллегии соответствующих министерств и комитетов по труду и заработной плате. Должен сказать, тут определенным органам и организациям, Госплану СССР следовало бы немного внимательнее отнестись к внедрению щекинского опыта.

Брежнев тут же реагирует:

– Нажимай на них.

Юнак:

– Сделаем правильные выводы и из этого.

Особенности щекинского опыта были в том, что этот метод нельзя было слепо копировать на другие предприятия. Все-таки химическое производство имеет свои тонкости и особенности. Поэтому там, где, руководствуясь партийными указаниями, решались на коренное преобразование по щекинским лекалам, все равно приходилось придумывать что-то свое.

Но, к сожалению, часто внедрение нового метода работы носило лишь формальный характер – оборудование красных уголков, создание агитационных плакатов.

Сдерживали развитие Щекинского метода отсутствие отраслевых рекомендаций по внедрению метода от министерств, ведомств, областных управлений на предприятиях, в организациях района. Не было в полной мере методик внедрения в различных отраслях народного хозяйства, которые должны были быть разработаны специальными организациями. И это при том, что с трибуны каждой партийной конференции, каждого съезда, в Туле и по всей стране так и твердили: «Щекинский метод, Щекинский метод, Щекинский метод. Претворяй, внедряй, изучай». Но бюрократия, не желавшая никаких перемен, все равно была сильнее любых резолюций.

Щекинский метод постепенно сходил на нет, он не вписывался в существующие представления о советской экономике. Сэкономленные средства стали забирать в министерство. Из-за снижения фонда зарплаты во второй половине семидесятых предприятие вынуждено было отменить надбавки и доплаты. Плановая уравниловка и здесь была непобедима. Да и те самые косыгинские реформы постепенно стали сворачиваться. Хотя многие экономисты и руководители предприятий считают, что Щекинский метод актуален и по сей день. И уж тем более он был актуален в ту эпоху, хотя и принимался далеко не всеми.

В 1983 году, незадолго до ухода Юнака на пенсию, ЦК КПСС были сделаны серьезные замечания в связи с ослаблением работы по дальнейшему распространению Щекинского метода в Тульской области. В частности, в связи с тем, что он не нашел широкого распространения на предприятиях машиностроения, в строительстве и на транспорте, в сельском хозяйстве и сфере обслуживания.

Осуждалась практика причислять к последователям Щекинского метода тех, кто применяет отдельные элементы метода, сводит его только к доплатам за совмещение профессий.

Сдерживающим фактором называлось и внеплановое отвлечение большого числа трудящихся на сельхозработы.

Большинство предприятий стройиндустрии, особенно по производству железобетона, работали на устаревшем оборудовании, а средств для их реконструкции и технического перевооружения выделялось недостаточно. Не все предприятия имели стабильные планы выпуска продукции по годам пятилетки, имелись серьезные недостатки в материально-техническом обеспечении, выделении железнодорожных вагонов для перевозки инертных материалов и готовой продукции. Какой уж тут новый метод, когда и по-старому не всегда получалось.

Планирование показателей объема производства и производительности труда шло от достигнутого, а образование фондов материального поощрения – по другим показателям, не стимулирующим заинтересованность коллективов в повышении эффективности производства.

 

Недооцененные возможности

Вся история предприятия собрана в Зале трудовой славы «Щекиноазота»

Петр Михайлович Шаров был уверен, что на Щекинском методе, в конце концов, зря поставили крест. Этот опыт работы надо было не просто изучать, но и активно внедрять после объявления в стране курса на перестройку производства. О чем и написал в феврале 1988 года в письме новому первому секретарю Тульского обкома Юрию Ивановичу Литвинцеву.

«Использованные в Щекинском методе принципы развития производительных сил остаются актуальными и на нынешний период. В его содержании красной линией проходит раскрытие потенциальных возможностей, заложенных в человеческом факторе. Расшифровка узких мест и приведение в действие лежащих на поверхности резервов в организации управления и труда позволяет сделать скачок или, по крайней мере, в сжатые сроки решить многие задачи хозяйственного механизма».

Развитие опыта работы щекинских химиков искусственно притормаживали, отмечает Шаров. Действовал в полном смысле стереотип. Щекинский метод опередил назревшие события на двадцать лет. В нем многое заложено для перехода на полный хозрасчет и самофинансирование, недоставало только поддержки и нормативов отчислений.

Мы в старый дом въезжали с новой мебелью, гребли, а лодка была привязана. Нужен был единый народнохозяйственный порядок экономического развития в том смысле, который открывается в настоящее время. В семидесятых годах это было исключено.

Щекинский экономический эксперимент до сих пор интересен представителям мирового бизнеса

Со стороны многих министерств и ведомств Щекинскому методу ставились заслоны, ограничения. Нам стали планировать самую низкую среди предприятий Союзазота заработную плату, сокращение административно-управленческого персонала, шли волевые надбавки к плану производства по принципу «кто везет – того и грузят».

В 1971 году с химкомбината сняли около 3-х миллионов накопленного и перечисленного в фонд материального поощрения, в фонд заработной платы. В дальнейшем либо снимали накопившийся фонд заработной платы, либо недодавали его. В 1975 году при перетарификации и повышении окладов мы вынуждены были более тысячи работникам снять доплаты, так как химкомбинату для этих целей недодали одну треть дополнительного фонда заработной платы.

Или такой пример – коллектив вышел с повышенными обязательствами по росту производительности труда и объему производства на 9-ю пятилетку. Коллегия Минхимпрома рассмотрела, дополнила и утвердила наши обязательства. Однако Союзазот спустил план на 9-ю пятилетку нереальным, тем самым поставил химкомбинат в тяжелое положение, со всеми вытекающими последствиями.

Это ли не подрыв деятельности?

На бумаге вроде бы оказывалась помощь, но на деле – одни помехи.

 

Выводы

Щекинский метод явился школой коллективного совершенствования всей деятельности предприятия. Такое забывать нельзя. На опыте одного учатся многие. Так же, как и не забывается стахановское движение. Мы пришли от частного к целому. Доказали на практике, что может сделать коллектив, которому дали, пусть частично, самостоятельность в экономическом стимулировании труда.

Метод химиков явился предпосылкой для принятия более совершенных форм экономического развития страны. На него ссылаются во многих решениях в дальнейшем. Достоинства этого метода проявляются не только в его влиянии на экономику, снижении трудовых затрат, высвобождении численности, но и в активном воздействии на ускорение научно-технического прогресса, повышение квалификации кадров, решение важнейших социальных задач.

Экономический эксперимент на практике доказал необходимость динамичного развития производства. Можно смело сказать, что полный хозрасчет – это совершенствование щекинского опыта работы. Для перехода на полный хозрасчет в Щекинском методе недоставало лишь поддержки и нормативов отчислений.

Ошибка многих руководителей предприятий и организаций заключалась в том, что они стали думать об автоматизме благополучия с помощью стимулирования труда. Экономические рычаги помогают, но не действуют сами по себе. Крупным предприятиям следует подключать науку. Институты имеют для этого время, опыт и могут хорошо помочь.

Самим предприятиям разработать и осуществить рабочую программу интенсификации производства, составить программу загрузки оборудования и выявить на этой основе резервы не под силу. Мы привлекли в общей сложности 12 организаций. Среди них – ЦНОТХИМ (Центр научной организации труда Минхимпрома), ОКБА (Отдельное конструкторское бюро автоматики), ВНИПИМ (Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт мономеров), ВНИИХИМпроект, генеральный проектировщик ГИАП с его филиалами, Московский институт управления, институт Госкомтруда и другие.

По договорам с указанными организациями нам пришлось уплатить порядка 700 тысяч рублей. Но, как говорят, игра стоила свеч. За весь период работы только щекинские химики сберегли более 20 миллионов рублей фонда заработной платы. Но ведь это не все. Пока нигде речь не шла о прибыли. А ее за истекший период благодаря стимулированию труда только в виде прибавки (против проекта) дано государству 400 млн рублей, а всего с 1967 года получено около 1 млрд рублей.

Опыт щекинского химкомбината и его последователей показал, что только за счет совершенствования организации труда и управления, не прибегая к инвестициям, можно увеличить производительность труда на 20–25 процентов.

Нам приходилось слышать и такие заявления, что у них, мол, была излишняя численность, был жирок, вот они этим и воспользовались. Скажу однозначно, что этого не было. Наоборот, с ростом выпуска продукции, по сложившимся традициям, следовало добавить 1000–1200 человек. Но этого не произошло. К тому же подчеркнем, что рост производительности труда, как уже было сказано, в основном получили благодаря интенсификации производства.

Черная зависть нас преследовала всюду. Завидовали коллективу, завидовали руководителям, завидовали щекинцам.

К сожалению, не было надлежащей оценки Щекинскому методу со стороны экономической науки, а очень жаль. На этом многое потеряли.

Затруднения привели или способствовали развитию тунеядства, появлению проходимцев, рвачей и самое главное – снижению качества труда. Это еще в большей степени обострило дефицит в рабочей силе. Получается, делаем плохо потому, что нет кадров. Нет кадров потому, что делаем плохо.

Об этом всем писал в свое время Петр Шаров, человек, который не боялся принимать решения, плыть против течения, говорить прямо и делать то, что еще никто никогда не делал. Путь первопроходцев тернист, но славен.

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии комментария 4

  • Комментатор - 05.09.2018 в 09:55

    Щёкинский метод — это нереальный бред. Каждый директор понимал, что «работающих меньше — продукции больше» — это ЕДИНСТВЕННЫЙ метод, который реально повышал производительность труда. Этот метод — не УНИКАЛЬНЫЙ. Это аксиома рыночной экономики. Передовым Щёкиснкий метод стал из-за загнивающих процессов социалистической экономики, когда именно ЩёкиноАзоту великодушно разрешили рыночный механизм встроить в советскую систему. А другие типа переняли передовой опыт Щёкинского завода. Читаю всегда про Щёкинский метод и диву даюсь))) В чем его уникальность?)))

  • Сергей - 05.09.2018 в 10:52

    в том что рыночные подходы были применены в условиях плановой советской экономики. И щек завод был первопроходцем. и не всем удалось успешно его применить. а щекинцам удалось. и визит на завод Дюпонов что-то да значит. но были и трудности. и их было много. и они давили, в том числе и партократическая и бюрократическая уравнительная машина. и именно поэтому эксперимент сошел на нет. и речь об этом в статье. а не об уникальности. уникальности.

  • Олеся - 06.09.2018 в 12:55

    Методы методами. Но о главном, завтра Путин на завод приедет, все вроде подготовили, красиво, 2 недели все дружно готовили территорию. А как же город, про него забыли. Мусор как был так и остался, дороги как терка, даже до того же азота. Стыдно будет. Власти не позаботились, либо просто не вкурсе. От кольца было дело начали ремонтировать дорогу, а потом забросили, ямы то не по госту, автобус на половину уходит. Слухи были что на площади появится, значит только слухи. С простым людом не пообщается.

  • бред - 06.09.2018 в 13:03

    Пхахах… уважаемая редакция, вас видимо учили в советское время, когда в нашем образовании и труды Карла Маркса и все тома великого Ленина и все бредни ЦК КПСС издавались десятками томов и их ещё нужно было учить и сдавать экзамены. И слова РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА расценивались как вредительство — расстрел через парт билет и лишение галстука! В то время конечно же ВЕСЬ МИР (прогрессивный) перенял и вдохновился идеей социализма! И ездил делегациями по союзу перенимать опыт планово-распределительной (тобишь убого-допотопной) экономики!))) Есть такая наука — экономическая теория, прочитайте хотябы несколько страниц на досуге, чтобы бредни не писать. Всё остальное хорошо описал первый комментатор — как историческое явление внутри локации СССР — да, имело место быть и было дело хорошим, но как в целом по системе — это было признание, что плановая экономика и вся соц теория — бред!

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!