Газеты острое перо

Продолжение истории рождения и развития газеты «Щекинский химик»

12.01.2018 г. / Прочитано 367 / 1 комментарий

Вячеслав Варфоломеев в редакции газеты

Неожиданное продолжение получила публикация об истории рождения и развития газеты «Щекинский химик» (от 22 декабря 2017 г.). На статью откликнулся сын одного из редакторов газеты Вячеслава Варфоломеева – Андрей.

 

Старт в профессию

Андрею Варфоломееву – 58 лет, он проживает в Санкт-Петербурге, много лет, как и отец, морячил, а в настоящее время трудится инженером по монтажу охранных систем.

Его воспоминания в нескольких ярких и точных картинках помогают воссоздать атмосферу того времени, показать устремления и задачи, стоящие перед редакцией прошлого:

– Для отца химкомбинат не был чем-то новым или незнакомым: после завершения «морской части» биографии он перевез семью в поселок Первомайский. Баба Аня (мама отца) работала на химкомбинате и, по всей видимости, как смогла, помогла ему трудоустроиться, хотя бы временно. Поэтому, пусть и недолго, отец поработал аппаратчиком. А значит заводские дела, структуру предприятия и вообще все происходящее он понимал изнутри. Это касается примерно 1962 года.

В 1963-м (или около того) он начал публиковаться как внешкор «Знаменки», его очерки заметили и пригласили в щекинскую газету «Знамя коммунизма» уже в штат. Там он проработал несколько лет корреспондентом, но при достаточно молодом и неплохом редакторе Максимове куда-либо вырасти возможности не было, коллектив дружный, веселый, но небольшой… И тут его приглашают редактором в «Химик». Отца любили в «Знаменке», но ему хотелось расти, идти вперед.

На работе в редакции «Химик» у отца я был всего раз, летом примерно в 1970-м. Был прекрасный теплый день, я – в приподнятом настроении.

Мы доехали до Первомайского, по асфальтовой дорожке дошли до невысокого здания. Редакция размещалась, если память не подводит, на втором этаже, в угловой комнатушке (метров 8-9, не больше) в два окна. Там стояли два стола (один справа у окна, другой – в глубине, поперек комнаты, и тоже перед окном).

На ближнем столе – большая пишущая машинка раритетного вида, чуть ли не «Ундервуд», лежали черновики на желтой плотной бумаге с сине-красной правкой, с этими загадочными редакторскими значками и скобками. На дальнем столе у отца были уже макеты выпуска, верстки.

Мне было разрешено печатать и переводить бумагу любым другим способом, лишь бы это не мешало делу.

Позже пришел и второй сотрудник. Имя-фамилию я не вспомню за давностью лет. Он имел броскую и непривычную внешность: невероятной формы и вида прическу: черный волос «мелким бесом» в форме округлой копны. Темнокожие борцы за свободу в 70-х носили на голове именно такие, за глаза отец звал его «Анджела Дэвис». (Это был Виктор Пристромов – Ред.).

Как рассказывал отец, они творили газету так: один вслух читал набросанный текст, второй отметал и критиковал: «Слабо, рядом, но не то, еще, еще, другое слово…», – сидели друг напротив друга, размахивая руками и негодуя. В результате получалось почти как у Ильфа с Петровым.

Хорошо помню, что отец очень гордился тем, что им удалось из чисто производственной газеты раскрутиться до востребованного, интересного издания.

Особых слов заслуживает придуманный отцом ход: раз в неделю в многотиражке выходила рубрика «Пьянклуб» (по аналогии с ПЕН-клубом в Англии). На химкомбинате очередного «Пьянклуба» ждали, как праздника: здесь в фельетонной форме пропесочивали отличившихся за отчетный период любителей выпивки, прогульщиков, несунов, хулиганов и прочую безответственную братию. Личности эти были хорошо всем известны, поэтому у вывешенной на стене свежей газеты в эти дни стояли гомон и хохот: язык был хлестким, запоминающимся и запредельно смешным. Отец говорил, что сила воздействия была огромной: отточенная, выверенная сатира многих заставляла задуматься о том, как их поступки могут быть описаны со стороны.

Попасть на острое перо «Химика» – значило не на шутку «прославиться»; фельетоны разбирались на цитаты, а те уходили в народ, зачастую приклеиваясь к героям «Пьянклуба» навсегда.

Мне кажется, что приглашение моего отца в областную газету «Коммунар» было напрямую связано с тем, что один из выпусков «Химика» произвел впечатление в Туле.

 

В режиме праздника

С работой отца в «Химике» я связываю еще воспоминание – о празднике. Место действия – поселок Первомайский, событие – конечно же, Первое мая. Весь штат газеты в количестве двух человек был брошен на озвучивание хода демонстрации. В Доме культуры Первомайского, в студии над входом с колоннами, было такое полукруглое окно. За этим окном и располагалась импровизированная аудиобудка: у окна стоял столик, на нем – магнитофон с бравурными мелодиями и микрофон, в который отец и «Анджела Дэвис» по очереди радостно объявляли что-то типа: «А сейчас на площадь выходит колонна трудящихся кислородного цеха! С праздником, дорогие товарищи! Урр-рраааа»… Праздник шел весело, у газетчиков с собой было по чекушке, трудящиеся не всегда стройно, но с энтузиазмом поддерживали это «Урр-рраааа!», внизу колыхалось море красных флагов и транспарантов, играли гармошки, бухали барабаны… И я там был, и все это помню.

Я думаю, что работа в «Химике», пусть и недолгая, не больше 2 лет, стала очень важным этапом для становления отца как журналиста. Он нашел свой стиль, свой метод воздействия на читателя, обрел самостоятельность, впервые почувствовал себя главным в деле.

Его наполняло то прекрасное чувство свободы движения и перемен, при котором можно творить не по заданию и задавать своему делу нужное направление.

Подготовила Ольга РОМАНОВА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии - 1

  • Константин - 12.01.2018 в 17:35

    Спасибо. С удовольствием прочитал о старом друге и коллеге Вячеславе Варфоломееве. Так получилось, что я хорошо знал и другого редактора «Щекинского химика» Елену Корнилкову (Поколодную). Лена была школьной подругой моей дочери Дины, часто бывала у нас дома. Девочки по моему совету поступили в ШКР (школу комсомольских репортеров) при областной газете «Молодой коммунар» и блестяще окончили ее. Но дальше осваивать журналистику стала только Лена, а дочь выбрала профессию режиссера и актрисы.

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!