Григорий Дульченко: «Щекиноазот» – это целая жизнь

27.05.2011 г. / Прочитано 621 / Комментариев нет

Григорий Дульченко на ЩекиноазотГригорий еще в школе мечтал о карьере военного и все делал, чтобы добиться поставленной цели, упорно занимался. И поступил, было, в Рязанское высшее десантное училище, успешно сдав все экзамены. Но – юная кипучая энергия! – повздорил с местными рязанскими парнями, и… вместе с двумя такими же бойкими товарищами пришлось возвращаться на родину, в Щекино. Решив, что на следующий год непременно будет в составе курсантов, Гриша послушал маму, которая велела сыну не бить баклуши целый год, а получить пока специальность аппаратчика в ГПТУ№6, что рядом с домом. С этого все и началось…

Видимо, военной карьере сложиться было, как говорят, «не судьба». Сегодня с этим трудно спорить, скорее всего, на роду у Григория Дульченко написано стать химиком. 6 августа 2011 года исполнится ровно 40 лет с начала его карьеры в этой непростой профессии.

Получив специальность аппаратчика широкого профиля – в первой, только организованной группе для выпускников десятого класса, молодой человек пришел на Щекинский химический комбинат. Часть однокашников осталась трудиться здесь, на «Азоте» и на заводе синтетического волокна, многие уехали в Тулу, нужны были руки в «ВНИИХимПроекте», другие отправились на заводы Прибалтики. Шел 1971 год, аппаратчики были востребованы на химических предприятиях, и выпускники не оставались без работы.

Григорий оказался в цехе карбамида №1. Освоившись, перешел в цех гидроксиламинсульфата. Причина была самая прозаическая: здесь больше платили, давали талоны на питание. У парня тогда уже умер отец, на попечении осталась мать, слабого здоровья, и необходимо было кормить семью. С карьерой военного пришлось проститься. А вскоре призвали в армию, служить довелось на флоте.

Но Григория тянуло домой, не давала покоя мысль о маме, как она там, да и комбинат стал уже родным. Начальником производства, вспоминает Григорий Иванович, был тогда Павел Александрович Лупанов. Рабочие и инженеры звали его по-домашнему Пал Саныч. Впоследствии он стал заместителем директора по науке Московского ГИАПа.

Григорий после демобилизации стал работать в цехе капролактама, который и сделался его настоящей «альма матер» на предприятии. Здесь молодой аппаратчик прошел все стадии, начиная с достопамятной дистилляции – трофейного, вывезенного из Германии оборудования фирмы «Лурги»… Имелись лишь стекла для наблюдения за процессом, а приборы практически отсутствовали, – вспоминает Григорий Иванович.

Первое производство капролактама имело проектную мощность всего 22 тысячи тонн продукта в год. Затем в течение недолгого времени оно расширилось – до 50 тысяч тонн в год, были построены новые отделения очистки лактама, затем ионообменной очистки – для повышения качества продукции. В первом капролактаме содержание влаги было сравнительно высоко, температура кристаллизации – 68,5 градуса, поясняет Григорий Иванович. Сегодня влага в щекинском капролактаме практически отсутствует. Гораздо меньше стало и примесей. Перманганатный индекс – показатель, свидетельствующий о чистоте продукта, – после введения в строй ионообменной очистки строго выдерживается производством. А требования за прошедшие годы изменились кардинально…

В эти годы Дульченко стал уже начальником смены, окончив вечернее отделение Щекинского химико-механического техникума, поступил в Новомосковский химико-технологический институт. Учеба продолжалась, а жизнь шла своим чередом. Григорий женился и вслед за товарищами собрался ехать в Черкассы – там молодым семьям давали квартиры. И уехал бы, уже пришел вызов, но воспротивился начальник производства, в ту пору это был Вячеслав Павлович Андреев. Он возлагал большие надежды на способного молодого человека и видел его технологом, который принесет предприятию пользу.

Так и случилось: окончив в скором времени институт, Григорий Дульченко стал технологом в цехе капролактама, сменив на этой должности Анатолия Ивановича Обыденова, которого назначили заместителем начальника производства. Все складывалось успешно, как вдруг…

Завод потряс взрыв хранилища олеума. Причиной стала влага, попадавшая сюда в результате орошения водой скруббера. Это был эксперимент для улавливания сернистого газа, о проведении которого вышедший из очередного отпуска Дульченко ничего не знал. И никто тогда не подозревал, что интенсивное перемешивание содержимого хранилища после его включения и ряда спонтанных химических реакций в итоге приведет к взрыву… Здание было разрушено. Дульченко спасся, не иначе, Божьим промыслом. Его с головы до ног облило горячей кислотой… С ожогами долго лежал в больнице. А когда вышел на работу, состоялись первые тогда на заводе выборы руководителя. Начальником цеха капролактама единогласно выбрали Дульченко…

На вопрос, не возникло ли желания уйти с завода после такого несчастного случая, какой произошел с ним, Григорий Иванович, не раздумывая, отвечает: нет. Пришла мысль, о том, что и как необходимо изменить в цехе, насколько скрупулезно относиться к требованиям техники безопасности. Сегодня, будучи уже заместителем генерального директора по производству, Григорий Иванович с удовлетворением отмечает, что все технические решения, принятые им в годы работы начальником цеха лактама под личную ответственность и реализованные вместе с замечательными специалистами, механиком Юрием Дмитриевичем Кудрявцевым и технологом Виктором Васильевичем Захаровым, были верными, улучшающими технологию и повышающими безопасность персонала. «Ни один человек ни в какой мере не пострадал за время моего руководства цехом», – говорит Дульченко. А полезных технических решений было действительно много. В частности, была создана система очистки выбросов со стадии оксимирования, специальная система для остановки цеха – плановой либо аварийной – без проливов органики в цех. Приступили к созданию двухступенчатой перегруппировки, заменили изотопные приборы на складе олеума на надежные пьезометрические, чтобы избежать переливов в хранилищах, установили автоматические блокировки…

Вскоре Дульченко предложили должность заместителя технического директора по производству. Более десяти лет проработали бок о бок с Владимиром Егоровичем Воликовым. Тот был выходцем из службы охраны труда и техники безопасности, Григорий Иванович – производственник, привыкший брать ответственность на себя и лично вникать в каждую мелочь. Таким был этот, как выяснилось, весьма удачный тандем, позволявший принимать и реализовывать новые технические решения.

Пришли девяностые годы. ОАО «Щекиноазот» приобрело доживающий последние дни Ефремовский химический завод. В мае на Щекинском «Азоте» был объявлен аврал по спасению сернокислотного производства в короткий срок. Директором назначили опытного производственника и руководителя Николая Ивановича Тулупова. Григорий Иванович отвечал за срочное обеспечение площадки ЕХЗ необходимым оборудованием. Что-то требовалось приобретать, часть насосного и теплообменного оборудования, трубопроводы удалось взять из резерва «Азота», благо, Дульченко знал, где и как это можно сделать без вреда для производств. Осуществляли надзор за проведением ремонтных работ. Приезжали, вспоминает Григрий Иванович, на завод с рассветом и уезжали в Щекино затемно, обосновались в Ефремовской гостинице…

В августе 1999 года в Ефремовском филиале «Щекиноазот», восстановленном после разрухи, была получена первая серная кислота. Как выяснилось, очень своевременно. Борьба за передел собственности в стране велась остро, и щекинскому «Азоту», помогавшему восстановить сернокислотный завод, традиционные поставщики отказали в олеуме. Производство капролактама уже стояло в течение десяти дней, но с пуском ЕХЗ проблема была решена…

А затем наступило трудное кризисное время, когда решался вопрос о закрытии Ефремовского филиала из-за проблем с реализацией технической кислоты. Дульченко удалось убедить руководство, что этого делать нельзя: качество технической кислоты, выпускаемой ЕХЗ, намного превышает показатели отечественных конкурентов. Через некоторое время верность принятого решения оказалась очевидной, еще раз подтвердившись уже в наши дни в период мирового финансово-экономического кризиса…

Тем временем жизнь на промышленной площадке «Щекиноазот» продолжалась. Удалось снизить расходные нормы на производстве капролактама, уменьшить потери. Увеличили выработку метанола, работали над повышением качества уротропина. Ввели новые, современные катализаторы в подразделениях производства капролактама, в ЕХЗ, экспериментировали с катализаторами в цехе конверсии под давлением производства метанола, в производстве карбамидоформальдегидного концентрата.

Затем подошло время приведения предприятия к мировым стандартам. И это новое дело было поручено Григорию Ивановичу. Вместе со специалистами отдела менеджмента качества удалось разработать систему и сертифицировать предприятие сначала по одному – ISO 9001, а затем еще по двум мировым стандартам: экологическому ISO 14001 и технике безопасности и охране здоровья – OHSAS 18001. Сегодня впереди получение сертификата по пищевой углекислоте – таково требование времени.

В 2010 году Григорий Иванович Дульченко стал третьим в числе специалистов «Щекиноазот», победивших во Всероссийском конкурсе «Инженер года».

Оглядываясь назад, заместитель генерального директора Григорий Дульченко не жалеет о выбранном однажды пути, сворачивать с которого не собирается. Немало было возможностей и поступало предложений о подготовке кандидатской диссертации. Но… Производство с его загадками и задачами всегда было ближе, и занимало и продолжает занимать ум сегодня, признается Григорий Иванович. Здесь, на «Азоте», никогда не было скучно, тем более интересно сегодня, когда строятся современные мощности и модернизируются старые, рождаются новые проекты…

Марта БЛОХИНА

Фото Михаила ФЕДЬКИНА

Щекинский химик №20 от 27.05.2011

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!