Королевич Елисей

Семья Иващиненко из Киргизии

13.03.2013 г. / Прочитано 274 / Комментариев нет

Семья Иващиненко из КиргизииДавным-давно расселился по просторной Руси свободолюбивый сильный народ – казаки. Даже в жаркую Киргизию заехали. Да и осели там, живя своим укладом. Соседствовали мирно с местным населением, которое отличалось многообразием народностей: были здесь и коренные, степняки, и пришлые – немцы, евреи, молдаване… Такой вот союз нерушимый, и жили рядом дружно.

Проблемы, известно, начались с распадом СССР. Многие семьи были вынуждены сниматься с насиженных уж не годами – веками! – мест. Пришлось уезжать на историческую родину и семейству Иващиненко, хотя сами Людмила и Василий родились в Киргизии, и дочери их тоже. И всегда считали республику родиной. Политики решили иначе. Никого не гнали. Только жить русским там стало тяжело. Так и оказались Людмила Игоревна и Василий Владимирович в Щекино, где, благодарение Богу, нашлись родственники. Спасибо им, помогли обосноваться здесь, ведь в Киргизии две квартиры были проданы, а вырученных денег хватило только на дорогу и на контейнер с вещами.

Совсем небольшой домик в Щекино, лохматая собака у крыльца… На дворе сугробы, мороз, зима не спешит восвояси, несмотря на весенние дни по календарю. А в доме уютно, много книг, картины на каждом свободном промежутке стен. «Девочки рисовали», – поясняет мама Людмила. И девочки здесь же. Сегодня младшей, Ксюше, исполнилось восемнадцать. Приехала из столицы, где заканчивает МГУ, старшая сестра Маша. Успешно сдала госэкзамены, теперь впереди диплом. Пораньше вернулся с работы папа Василий. Повезло, всех застали дома, оказывается, Людмила на больничном с малышом, простыл немного.

А мальчонка – светлоголовое и ясноглазое трехлетнее чудо – бегает по комнате, играет, радуется гостям, и еще тому, что дома, и что сегодня праздник. И время от времени, подходя к столу, достает из вазочки конфеты, сам не ест, а раздает присутствующим – по одной, ведь нельзя много сразу.

У малыша замечательное сказочное имя: Елисей. Многие думают, что родители оригинальничали, подыскивая сыну необычное имя. А на деле назвали парня по имени его прадеда. Деда звали Федор Елисеевич, и мама некоторое время колебалась, пойти ли на поводу у старшей дочери, которая еще в глубоком детстве нарекла не существовавшую тогда еще сестренку Ксюшей и также пылко желала братика Елисея, или уж не мудрить и выбрать более понятное и простое – Федор. Как водится, жизнь решила все сама: медсестра при выписке из роддома, пеленая новорожденного, спросила у счастливой мамаши: как, дескать, звать-величать-то сыночка будете? Людмила честно сказала, мол, не решили еще, либо Федором, либо Елисеем. И услышала в ответ категоричное: какой же он Федор? Вылитый Елисей! Что оставалось делать, смеется мама, ставшая с рождением сына многодетной. А потом серьезно признается: принесли его в дом, и будто с ним пришло ясно солнышко.

И вспоминает с благодарностью врача, который сообщил ей о беременности и, уловив ее тревогу, нашел тогда самые важные слова: не волнуйтесь, в сорок лет жизнь только начинается, на Западе это давно поняли, пора и нам, поздравляю!

Как часто вспоминается эта немногословная поддержка Людмиле, когда нет-нет, да и встретит она сочувствующий взгляд: надо же, дочерей вырастила, самое время для себя пожить, а тут – снова маленький. Опять пеленки, распашонки, ночи бессонные. Невдомек им, что для нее это – счастье. Счастье и для дочерей, заметили родители. Маша маленькой была уж слишком серьезной, улыбнется – будто рублем одарит. Когда подросла, не слишком жаловала и «приставания» младшей сестры, та всегда была не прочь приласкаться. А с появлением Елисея улыбка так часто светится на Машином лице.

А уж о том, что чувствует папа, и говорить излишне. За него колокольчиком звенит сам Елисей: и как сеяли с папой огурчики, и помидорчики, и баклажанчики. И морковку тоже будут сеять, только потом. А когда гуляли возле школы, папа посадил его на плечи! И оттуда все-все видно было, и он не боялся, почти совсем. А еще ездили смотреть, как зимой рыбу ловят. В кухне лежит тыква, и, папа, когда, наконец, ее можно уже разрезать? Тыква, большая, оранжевая, сегодня в центре внимания ребенка. И правда, есть в ней, круглобокой, что-то загадочное, кто знает, вдруг она по ночам превращается в золотую карету? Детские книги занимают на полках немало места, и читать в этой семье любят больше, чем играть в компьютерные игры…

Отец держит мальчишку на коленях и делится-таки своей мечтой в отношении сына: главное, чтобы вырос он надежным человеком. Это, считает Василий Владимирович, самое основное, на чем зиждится все: и смелость, и сила, и доброта.

Людмила Игоревна подтверждает, да, это, пожалуй, главное. И улыбаясь, вспоминает, как нежно и романтично ухаживал будущий муж за ней, восемнадцатилетней. Познакомились на проводах в армию у друга, и с первого взгляда прикипел Василий душой к темноглазой круглолицей красавице. Через неделю предложил пожениться. Людмила опешила, не думала, что услышит предложение руки и сердца так скоро. Но парень был терпелив. И через несколько месяцев они поженились. Совсем уж было решили сыграть свадьбу, да пришла беда. У Василия умерла мама. И свадьбы не было, потому что все ощущали тяжесть, грусть, в семье Василия был траур. Расписались, и все. Оказалось, что белое платье – далеко не главный атрибут семейного счастья, тем более кавалькада из иномарок. Мама Людмилы, видя, что дочь все-таки немного грустит, сказала: будете хорошо жить, появится у вас много семейных снимков, а нет – можно и над свадебной фотографией всю жизнь плакать! Сегодня семейству Иващиненко есть, с кем фотографироваться.

Людмила и Василий воспитывают детей в демократичном духе. Никогда не запрещают ничего без объяснения причины. Всегда дают возможность принять решение самим, как поступить в том или ином случае, но обязательно делятся своим мнением – как бы сами сдеали. Иногда дети принимают точку зрения родителей. Бывает – диаметрально противоположную. Мама и папа уважают их выбор. А обе девочки говорят почти одними и теми же словами: родители – это самая главная, основная опора в жизни, люди, которые любят не за что-то, а просто потому что ты есть, и всегда примут и поймут, и обязательно помогут. Счастливы родители, о которых так говорят их дети.

Всю жизнь помнится Людмиле Игоревне старый киргиз, что подвозил ее как-то по пути и спрашивал, дескать, дочка, дети у тебя есть? Есть, отвечала Людмила, девочка маленькая. Почему одна, удивился старик, один ребенок – не ребенок, еще надо, пока молоды. Начала ему Людмила объяснять, что ютятся с мужем и ребенком в маленькой комнатушке, тесно, да и достаток не очень. И тогда киргиз сказал фразу, которая помнится и сопровождает все главные ее дела на протяжении многих лет: «Сначала купи барана, а потом проси у аллаха травы для него».

Марта БЛОХИНА
Фото Михаила ФЕДЬКИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!