Сверкая блеском стали

Водитель танка ИС фронтовик Василий Разгильдеев

23.02.2013 г. / Прочитано 889 / Комментариев нет

Василий Разгильдеев на танке ИС в годы Великой ОтечественнойВизитной карточкой Щекино давно уже стал танк, что возвышается на постаменте возле бывшего кинотеатра «Сокол». Эта тяжелая машина системы «ИС» – «Иосиф Сталин». Танк пришел на смену своему предшественнику типа «КВ» – «Клим Ворошилов»… Гремя огнем, сверкая блеском стали, он громил фашистов в Великую Отечественную. На таком танке воевал за Родину Василий Разгильдеев. Много лет спустя ему довелось принимать непосредственное участие в установке «ИС» на постамент в Щекино. Сегодня Василий Васильевич, которому почти девяносто лет, шутит: это я себе памятник установил.

А если серьезно – так оно и есть. Ведь механиков-водителей таких танков, «тяжеловиков», как их называли, в войну не хватало – не успевали готовить, ведь для этой специальности требовалось образование, знание техники. Сегодня, пожалуй, из них, фронтовиков, в Щекинском районе остался один Василий Разгильдеев.

Водитель танка ИС фронтовик Василий РазгильдеевСемнадцатилетним парнем попал он на фронт, в 1943 году. Весной призывали ребят 1925 года рождения, а осенью – 1926-го, пошел служить и Василий. Так началась его военная служба, ставшая судьбой.

Взяли в танковые войска, потому что, несмотря на юный возраст, успел он поработать трактористом, разбирался и в колесной технике, и в гусеничной. В учебно-танковом полку учился полгода, вышел механиком-водителем. Тогда по ленд-лизу – государственной программе США – приходила помощь из Америки союзникам, в том числе и СССР, воевавшим с фашистской Германией: техникой, боеприпасами, продовольствием. Приходили танки, – вспоминает Василий Васильевич, – на железнодорожных платформах, в огромных ящиках, на которых было написано почему-то «Кислота – не кантовать!». Ящики разбивали, стаскивали с секретного груза промасленную бумагу, танки заводили, готовили. Формировались экипажи. После обкатки танка отправлялись сразу на фронт. На американской машине молодому механику-водителю Разгильдееву пришлось воевать на Белорусском фронте от Орши до Осиповичей, где весь его экипаж погиб, один Василий остался, только ранило.

Ненадолго оказался в медсанбате. В госпитали отправляли только самых тяжелых, с обширными ожогами. Потому очень многими танками управляли, вели машины в бой люди в бинтах. Довелось таким образом воевать и Василию, не раз получавшему так называемые «легкие ранения». Очень часто водителей ранило осколками брони, било в лицо, голову, осколки снарядов и танковой брони поражали руки. Сегодня шрамов не видать, смеется фронтовик, сколько уж времени прошло! А вот рана на ноге открылась, ездит в больницу на перевязки… Память о взятии Кенигсберга.

В Осиповичах, пересели на новые отечественные тяжелые танки, ИС-2, один из них и стоит теперь на постаменте в Щекино. Василий Разгильдеев потом узнал, что пятнадцать таких новеньких танков, только полученных, потеряли советские войска в бою под Ровно. Фашистских при этом было уничтожено семьдесят пять.

Немало боевых эпизодов на памяти старого танкиста. Как часто вспоминает он товарищей, что погибли рядом с ним.

Восточная Пруссия. Тяжелая танковая бригада, где служил Василий, входила в состав 5-й войсковой армии, которая пошла в наступление на Кенигсберг. Дождавшись, пока саперы навели мосты, так как все переправы через реку были разгромлены, уже ночью бригада пошла в прорыв. Смяв передний край обороны немцев, двигались дальше. Взвод, в котором служил Разгильдеев, был выделен в БРД – боевой разведывательный дозор, и его машине пришлось идти первой. БРД опережает основные силы на два – три километра, – поясняет ветеран. «Подошли к деревне, осматриваемся, – местность уходит под уклон, а посреди деревни вдруг вспыхивает пламенем один из домов. В шлемофонах звучит голос комбрига: «Шамшин, вперед!»

Шамшин был командиром их экипажа. Пошли вперед, только успели повернуть налево, следуя направлению дороги, как наткнулись на гитлеровский танк. «Пантера» ждала в засаде. Василий успел крикнуть: «Впереди немецкий танк!» Дальше раздался грохот и потом – тишина.

Василий РазгильдеевОчнулся танкист в кювете, раненый. Сориентировался, пополз. Старшина-медбрат подобрал его уже на дороге. Из машины выбросило взрывом, что, видимо, и спасло ему жизнь. Вражеский снаряд, то ли так называемый подкалиберный, то ли кумулятивный, пробил маску пушки и разорвался внутри танка – это уже потом анализировал оставшийся в живых механик-водитель. Ему, едва пришедшему в сознание, рассказали, как буквально разорвало на части его боевых друзей. Командир, старший лейтенант Шамшин, умер по дороге в госпиталь, их везли вместе, в одной машине. Взрывом офицеру оторвало руки и ноги.

У Василия сильно пострадало лицо, ранило в руку и в ногу. После недели в медсанбате, в привычных уже бинтах, снова сел за рычаги – теперь самоходной установки ИС-122.

После взятия Кенигсберга в апреле 1945-го некоторое время танковая бригада стояла в лесу. А 8 мая вечером начали по команде грузиться, установили зенитный пулемет на башню танка. И вдруг все радиостанции передали: «победа!» Все закричали и начали стрелять в воздух, Василий тоже не отстал, выпустил из зенитного пулемета вверх все 250 патронов!

После войны он получил образование, сначала в танковом училище в Ульяновске. По окончании его молодой лейтенант был направлен служить в ГДР, откуда через несколько лет прибыл на Родину уже капитаном. После переподготовки в Киевском танково-самоходном училище получил на руки диплом механика, служил в Феодосии. Затем была еще учеба в Казанской военной академии. И – снова служба заграницей: в Польше, Германии, Венгрии, Чехословакии. Довелось участвовать в ликвидации достопамятного мятежа 1953 года в ГДР. Вспоминая, Василий Васильевич грустно улыбается: только-только тогда успел сменить форму на парадную, «убывая в очередной отпуск». Так, при параде, и выводил по команде свои танки, переодеваться уже некогда было. Отдыхать не пришлось.

Что бы потом ни рассказывали историки, а Василий Васильевич видел сам, что натворили повстанцы на территории сектора Берлина, находившегося после войны в управлении Советского Союза. Повсюду на улицах громоздились обломки мебели, стекла, лежали убитые: мятежники нападали на своих соотечественников, выбрасывали их из окон многоэтажных домов. Советским танкистам пришлось брать Берлин во второй раз.

Тридцать лет отдал Василий Разгильдеев военной службе. А в Феодосии познакомился с будущей супругой, Руфиной Владимировной. Молодой педагог приехала туда отдыхать – повезло с путевкой в санаторий. Там навсегда и свела судьба будущих супругов. Сегодня их сыну Ивану уже под сорок, растет внучка, внук-десятиклассник обожает рассказы деда о войне, славных танкистах и Победе. Парень знает, как нелегко она досталась деду, и какими были они, защитники Отечества…

Марта БЛОХИНА
Фото из архива семьи Разгильдеевых

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!