Врагу не сдается наш гордый «Варяг»

04.02.2011 г. / Прочитано 484 / Комментариев нет

Владимир ВиткевичСпросите себя, уважаемый читатель, а много ли Вы помните о подвиге покрытого славой, ушедшего в века крейсера, командовал которым и вел его в «последний парад» наш земляк, гордость тульской земли, капитан 1-го ранга Всеволод Руднев? Признаемся себе – не слишком. А что знают о «Варяге» дети, юное поколение щекинцев? С горечью можем отметить, что практически ничего. Так ведь недалеко и вырастить иванов, родства не помнящих… Допускать этого нельзя, решили в Щекинском политехническом колледже, и в преддверии Дня защитника Отечества попросили щекинца, капитана 1-го ранга Владимира Виткевича провести с ребятами урок мужества.

Владимиру Виткевичу за долгий срок службы в военно-морском флоте довелось ходить практически на всех военных судах Дальнего Востока. Служил он и на гвардейском крейсере «Варяг». Его рассказ об истории замечательного корабля захватил не только ребят, но и присутствующих на встрече преподавателей колледжа.

Студенты Щекинского колледжа… А построили «Варяг», тот самый, что дал свой первый и единственный бой целой японской флотилии, в 1898 году, в Филадельфии. Бронепалубный крейсер был передан Русскому Императорскому флоту и вступил в строй в 1901 году.

Дойдя поначалу в Кронштадт, он затем совершил переход через три океана вокруг Евразии на Дальний Восток, в Порт-Артур, где командование им и принял опытный капитан Всеволод Руднев. За его плечами была служба на 17 судах, на 9 из которых он был командиром, и три кругосветных плавания.

Имея, как сегодня сказали бы, имидж демократичного и думающего офицера, Руднев, приняв командование, стразу стал обращать наибольшее внимание не на внешний, парадный лоск, а на боевую подготовку экипажа. Авторитет среди офицеров и матросов, видимо, и стал причиной того единодушного патриотизма, с каким откликнулись на обращение командира и пошли на смертельный бой моряки, и ни один из них не покинул боевого поста. Напротив, матросы, оказавшиеся по каким-то причинам в лазарете, стремились даже выписаться досрочно, чтобы не оставить своего капитана и пойти за ним в бой. Первый выстрел по врагу, кстати, и сделал матрос-артиллерист (комендор) Кузьма Хватков, буквально вырвавшийся из-под присмотра врачей после сделанной два дня назад операции…

Но это было немного позже, а пока «Варяг» стоял в Порт-Артуре, и Всеволод Федорович уделял большое внимание боевой подготовке матросов и комендоров.

За месяц до начала русско-японской войны крейсер отправился в корейский порт Чемульпо для охраны русской миссии и несения сторожевой службы. 26 января (8 февраля по новому стилю) 1904 года японская эскадра подошла к заливу Чемульпо и остановилась на внешнем рейде. На внутреннем в это время стояли русские «Варяг» и мореходная канонерская лодка «Кореец», а также грузопассажирский пароход «Сунгари». Присутствовали там и иностранные суда.

Согласно международному морскому праву японцы не могли атаковать судно, стоящее в нейтральном порту. Русские не могли атаковать японцев, когда они вошли в порт. Японцы демонстративно высадили на берег 3 тысячи солдат. В напряженном ожидании прошел месяц.

27 февраля командиры английских, французских, итальянских и американских военных судов получили уведомление от японского адмирала Уриу о предстоящем нападении на русских. Иностранцам предлагалось покинуть рейд. Они, в своем справедливом протесте против грубейшего нарушения морских законов, ограничились лишь формальным заявлением…

Чуть позже в тот же день командир «Варяга» Руднев получил ультиматум от японца с требованием покинуть порт и сдаться либо быть расстрелянным на рейде. Распорядившись свистать экипаж на обед несколько раньше обычного времени, командир обратился к команде, сообщил о полученном ультиматуме и сказал буквально следующее: «Никаких разговоров о сдаче не может быть – мы не сдадим им крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый снаряд должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать». Ответом командиру было громовое «ура». Оркестр заиграл гимн России. С тем же воодушевлением встретил данное решение и экипаж «Корейца».

Впоследствии историки и военные специалисты подсчитали, что «Варяг», имея скорость 23 узла, мог оставить тихоходную лодку, забрав к себе экипаж, и попытаться прорваться мимо вражеской эскадры либо затопить оба корабля, а морякам, воспользовавшись имеющимся временем, уйти посуху. Всеволод Руднев, настоящий военный моряк, принял вызов.

Команда «Все наверх, с якоря сниматься!» прозвучала в 11 часов 10 минут. Еще через несколько минут «Варяг» двинулся на свой первый и последний бой.

Команды иностранных судов выстроились во фронт на своих палубах, провожая русских моряков. Французы салютовали «этим героям, так гордо шедшим на верную смерть», писал в своем донесении командованию командир французского судна «Паскаль».

Шесть японских крейсеров и восемь миноносцев встречали русский корабль, предлагая ему сдаться. Их превосходство в артиллерии составляло 5 раз, в торпедном вооружении – 7. Руднев оставил их сигнал без ответа.

Стрелять японцы начали задолго до подхода противника на более или менее подходящее расстояние. «Варяг», храня гордое молчание, решительно шел на сближение…

Бой продолжался всего час. За этот час команда «Варяга» выпустила по врагу 1105 (!) снарядов. Маленький «Кореец», превзойдя самое себя – 52 снаряда. 1 офицер и 30 матросов на «Варяге» были убиты, 6 офицеров и 85 матросов ранены и контужены. Легко ранено еще 100 человек.

…Море кипело от взрывов. Русские офицеры и матросы, в отличие от японцев, не были защищены бронированными башнями и казематами. Это был ад, в котором русские моряки вели огонь по врагу, тушили пожары, заделывали пробоины. Ни один не покинул свое место. Руднев, контуженный и раненный в голову, продолжал руководить боем. «Варягом» был потоплен один вражеский миноносец и нанесены серьезные повреждения четырем крейсерам. Отступив для необходимого ремонта, командир русского крейсера намеревался продолжать бой, но повреждения, полученные «Варягом», были слишком тяжелы, большинство машин вышло из строя, а орудия почти все были разбиты. В этой ситуации командир принял решение, поддержанное Советом офицеров: затопить крейсер и канонерку, чтобы не достались врагу, а командам уйти на иностранных судах, дав обязательство не принимать участия в последующих боевых действиях…

Дома героев встречали восторженно, все, от мала до велика, а Николай Второй дал в Зимнем торжественный обед в честь героев, и отметил экипажи «Варяга» и «Корейца» высокими наградами.

В стране Восходящего Солнца этот бой «Варяга» был оценен как мощнейшая моральная победа при заведомом тактическом поражении. Японские военные усмотрели в этом подвиге пример следования законам самурайской чести. Командир корабля Руднев был награжден орденом Восходящего Солнца – самой высокой государственной наградой, а в Сеуле после окончания русско-японской войны был открыт музей памяти героев «Варяга». На их примере – противника! – японцы и сегодня воспитывают своих молодых моряков.

В России, в Советском Союзе, о подвиге вспомнили несколько позднее – в 50-е годы. В Туле был воздвигнут памятник Всеволоду Рудневу, открыт музей в Савино, где восстановлен храм. В Туле захоронен матрос с канонерской лодки «Кореец» Николай Максимов. Все эти памятные места постоянно посещают тульские моряки-ветераны, рассказал капитан 1 ранга Владимир Виткевич. Ветераны провожают новобранцев с тульской земли на геройский крейсер, поддерживают связь с будущими моряками – воспитанниками морской школы в Туле.

… А еще были фотографии, их множество, накопленных Владимиром Гудевичем за годы службы. Вот корабли, самолеты-разведчики, постоянно кружившие над нашими военными судами. А вот живописные снимки из Адена, Мозамбика, переход экватора, дельфины, летучая рыба, которая, не рассчитав сил, шлепнулась на палубу… Много интересного сумела вместить часовая беседа моряка со студентами. Недаром сыпались вопросы: о дедовщине на флоте, технических характеристиках кораблей, быте моряков, о том, где надо находиться, когда производятся стрельбы из ракетных орудий (современный «Варяг» – ракетный крейсер). И даже о знаменитых ста граммах в армии ребята спросить не забыли. Очень понравилась история из собственного опыта капитана о том, как наши моряки обхитрили иностранную разведку… После встречи студенты и преподаватели сказали Владимиру Гудевичу спасибо. Горящие интересом глаза подростков – какая оценка проведенному уроку может быть точнее?

Мария ДОЛЕЦКАЯ

Фото из архива Владимира ВИТКЕВИЧА

Щекинский Химик №4 от 4.02.2011

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!