Эх, очи черные…

Цыган, избивавший старушек в Щекино, осужден по 3-м статьям

14.09.2012 г. / Прочитано 379 / 1 комментарий

Осужден на шестнадцать лет в колонии строго режимаЭто утро в доме ничем не отличалось от вчерашнего. Обычное, наполненное хлопотами, будничное. Проводив дочь на службу, и, как всегда, тихо порадовавшись – слава богу, на хорошем предприятии трудится, не у всех сегодня работа есть! – она занялась домашними делами. Силы, конечно, уже не те, что в молодые-то годы, возраст сказывается, но, в общем, особых жалоб на здоровье нет. Другие хуже себя чувствуют, а она еще ничего… Да и дочка внимательная, несколько раз с завода позвонит, а как же, все-таки мать уж немолода…

Так или примерно так рассуждала про себя престарелая жительница Щекино в это утро, кто теперь скажет? Сама-то она уже ничего не поведает никому. Никогда. Потому что в этот день к ней домой пришла смерть.

У входной двери в дом раздался сильный грохот, она распахнулась, взломанная недоброй рукой, и возникший на пороге чужой человек, по виду цыган, сбив с ног старушку, принялся ее избивать… За кровавой пеленой, застлавшей глаза, пожилая женщина уже мало что различала.

Сноровисто нашарил в доме деньги, поискав, обнаружил и ювелирные украшения. Не в царский дворец вломился, нашел только серьги да два золотых кольца…

…Позвонив домой раз, другой, третий, и, не услышав ответа, дочь забеспокоилась. На ее тревожный звонок откликнулись родственники, что живут неподалеку. Побежали проверить, что с бабулей, и застали картину, которая до сих пор, наверное, стоит в глазах… Вызвали полицию, скорую помощь. Окровавленную, избитую старушку увезли в больницу. Пробыв там некоторое время, она выписалась домой, но на поправку от полученных травм так и не пошла. Однажды, спустя около двух месяцев, стало плохо, вновь приехала «скорая» и увезла ее из родного дома. На этот раз – навсегда.

…В тот же самый злополучный день престарелая жительница деревни Лукино только-только возвратилась из больницы. Внук привез бабушку, и благополучно проводив ее в дом, попрощался и напомнил, чтобы закрыла за ним дверь. Слегка отдышавшись – возраст! – хозяйка не успела ни закрыть замок, ни снять уличную одежду… В двери ворвался незнакомец, и сразу кинулся на старушку… Его прельстила ее скромная пенсия.

Потом, на следствии и суде, он утверждал, что только – всего-навсего! – толкнул старую женщину и после ее падения уже не трогал, как и первую, в Щекино, хотя следы избиения на телах обеих несчастных были явными. Тяжкие телесные повреждения, нанесенные бандитом, свели в могилу первую пострадавшую.

Ушлый тип, на совести которого оказалась смерть человека, вину свою признавал лишь частично. Да, вошел в квартиру, да, украл. Но только деньги. Ну, и серьги. Ну, и кольца – после того, как сожительница этого В. подтвердила на следствии, что видела у него эти украшения, и в ломбарде подтвердили, куда он пытался их сдать.

Настоящую фамилию и имя этого цыгана установили по ориентировке из Орловской области, где, кочуя из родной Воронежской губернии, он совершил аналогичное преступление. Там, на родине, в архиве хранятся его отпечатки пальцев. Молодой – немногим более двадцати лет – но ранний, он уже не впервые совершал преступления, и решил путешествовать с документами на чужое имя.

Гастролер из Воронежа кочевал не в кибитке. На машине ехал, с комфортом, вместе с сожительницей, которую, по-видимому, подцепил в Орловской области, она родом оттуда… И не ставил шатер, не пел у костра под гитарный перебор и вздохи вороного коня завораживающим звонко-гортанным голосом…

И, говорит, не бил никого, толкнул только. И бабули обе упали…

За его соплеменниками таких преступлений за последний десяток лет в Щекинском районе не числится. Цыгане, в общем, хотя и имеют определенную склонность к различным правонарушениям, все-таки имеют понятие о человечности. На глазах автора в травматологическом отделении за бомжом, к которому из-за непередаваемого букета запахов брезговали подходить даже видавшие виды няньки, ухаживал цыган, лежавший в той же палате. Поил водой из бутылки, поудобнее перехватив ее левой рукой, потому что правая была в гипсе…

Вот, поди ж ты, заехал в Щекино гастролер… В тот момент, когда корреспондент беседовал с судьей Владимиром Гольневым, который выносил приговор этому В., еще шел срок подачи кассационной жалобы, и судебное решение не вступило в силу. Но, конечно же, получит В. по заслугам. Он осужден по трем статьям, все – за особо тяжкие преступления: разбой с проникновением в жилище и причинением тяжкого вреда потерпевшей, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей, и разбой с проникновением в жилище.

В совокупности эти деяния «потянули» на шестнадцать лет в колонии строго режима.

Марта БЛОХИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии - 1

  • патефон - 24.09.2012 в 06:28

    повесить его надо

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!