На войне, как на войне

Щекинские ликвидаторы о катастрофе на Чернобыльской АЭС

26.04.2012 г. / Прочитано 864 / Комментариев нет

Щекинские ликвидаторы катастрофы на Чернобыльской АЭС26 апреля – очередная годовщина катастрофы на Чернобыльской АЭС. Собственно, катастрофой ее стали называть не с того злосчастного дня 1986 года, когда взорвался реактор, и в воздух поднялось ядерное облако, будто разорвалось сто атомных бомб, когда-то упавших на Хиросиму…

Радиоактивные изотопы, йод, цезий, стронций, плутоний покрыли землю, проникли с дождем в почву, попали в реки. Тогда наиболее опасным был йод, с относительно малым периодом полураспада, вызывающий, в частности, заболевания щитовидной железы. Сейчас и в ближайшие десятилетия опасными остаются цезий и стронций…

Загрязнению подверглась территория в 200 тыс. кв. км, 70% этой площади находится в Белоруссии, России, Украине. Врожденные уродства у людей, гибель от онкологических заболеваний, мутации среди животных – вот последствия ядерной катастрофы, не считая погибших военных – ликвидаторов, как их теперь называют. 600 тысяч военнослужащих и резервистов было призвано и участвовало в ликвидации последствий аварии. По некоторым данным, 100 тысяч из них уже умерли. По некоторым, потому что сведения и статистические данные, отечественные и международные, разнятся в несколько раз…

Немало времени прошло, прежде чем люди, наконец, узнали правду. А тогда, 26 лет назад, в полном соответствии с установками партии и правительства, с экранов телевизоров и динамиков радио доносились лишь краткие сведения «о несчастном случае на АЭС», якобы, чтобы не вызвать панику среди народа. А сам народ уже сражался там, в Чернобыле, спасая мир от ядерной катастрофы. Всего пожарных, не давших огню перекинуться с разрушенного четвертого энергоблока на соседний третий, было около 70 человек. Они боролись с огнем, получая огромные дозы облучения. Имена лейтенантов Владимира Правика и Виктора Кибенка и сегодня мало известны жителям спасенных ими российских и белорусских городов и сел…

Ликвидаторы катастрофы из Щекино на Чернобыльской АЭСТогда, в мае 1986, уволенные не так давно в запас со срочной службы Андрей Кондауров, Алексей Антонов получили повестки, обязывающие срочно явиться в военкомат для прохождения очередных военных сборов. «Партизаны» в большинстве своем довольно охотно проходили такие сборы: можно оторваться от обыденности, пожить в палатках с товарищами, ощутить экстрим, зная, что это все ненадолго, и завтрашнее возвращение в домашнюю мирную атмосферу будет особенно приятным. Совсем иначе сложилось в этот раз. Отобрав в пункте призыва повестки, им вручили другие, с красной полосой. И молодые ребята, было им тогда по 23-25 лет (хотя, по закону, должно было быть не меньше 31 года), отправились на войну, где не раздавались выстрелы и разрывы боеприпасов. Потому что она была атомная.

Сегодня у каждого на груди Орден Мужества. Это были первые резервисты, мобилизованные Родиной на борьбу с ядерной катастрофой. И ушли они на свою войну, по странному совпадению, 9 мая 1986 года.

Работы по дезактивации включали снятие и захоронение слоев земли, уборку радиоактивного мусора, укладку верхним слоем бетонных плит… Кто-то набирал свои «рентгены» за 5-6 походов в зону реактора, кто-то за вдвое большее число, но всем писали в специальную медкарту заведомо заниженную цифру. Это тоже было частью политики того времени.

Алексей Антонов, водитель, возил ребят на станцию, и там же с ними оставался, работали вместе, окапывая здания.

В пятистах метрах от реактора стояла впечатляющих размеров подстанция, трансформаторы величиной с вагон, рассказывает Владимир Баркунов, он попал в Чернобыль в июле 86-го. Верхний радиоактивный слой земли снимали, где бульдозером, а где невозможно было технике подойти – вручную, лопатами. Грузили в контейнеры, в машины и отвозили в могильник. Значительная доза доставалась крановщикам, которые подолгу работали в зоне, не выезжая.

Андрей Кондауров – крановщик, как по военной, так и по гражданской специальности. Он как раз и работал на кране, укладывая плиты сверху на могильник. 12 раз заезжал Андрей на территорию АЭС, и, говорит, «набрал свою дозу»…

Помимо радиационного, было и химическое отравление, запах йода, губительного для щитовидки, чувствовался тогда на станции везде, рассказывает участник тех событий Александр Печников. Об этом тоже сначала молчали, а известно стало только через несколько лет. Узнали, что уран, оказывается, является нейроядом, отравляя нервные окончания и вызывая заболевания нервной системы. Узнали случайно, когда стали доступны сведения о свойствах урановых боеприпасов, применяемых США в Сербии… Стало более или менее понятно, отчего, помимо букета прочих заболеваний, выявившихся сразу или впоследствии, практически у каждого ликвидатора так пострадала нервная система.

…Машины, выезжая с территории АЭС, подвергались мойке, после чего становились, согласно терминологии, «условно чистыми». Через определенное время они переставали поддаваться очистке от радиации, о чем свидетельствовали дозиметры, и тогда техника, вслед за мусором, отправлялась в могильник. Люди тоже мылись, меняли одежду. Но дозиметры японского производства упорно верещали, и тогда ребята слезали с машин и шли пешком…

Сильные головные боли, тошнота, неадекватные реакции, скачки давления, сердцебиения – симптомы непонятных заболеваний, неясного происхождения, в той или иной степени знакомы всем ликвидаторам, большинство из которых отмечает сегодня свои золотые юбилеи. Каждый из них награжден Орденом Мужества. И каждый имеет группу инвалидности. Наши люди знают: ни орден, ни группу просто так в нашем государстве не получить… Например, с болью говорит Владимир Баркунов, с некоторых пор для продолжения выплаты пенсии потребовалось подтверждать в суде, что действительно был в Чернобыле. Невзирая на инвалидность, награды и прочее. Сумел подтвердить, конечно, разыскав свидетелей, благо они тоже еще живы…

Монетизация льгот, считают ликвидаторы из Щекино, значительно ухудшила их положение, потому что люди нуждаются в поддержке, когда им плохо, а не в минимальной денежной выплате, когда все более или менее нормально. Срок лечения в санатории по бесплатной путевке сократился уже теперь до 18 дней, а когда-то, в Союзе, был даже не 24, а 31. Возникают вопросы и в связи с досрочным выходом на пенсию.

В свое время, в 90-е годы, участники ликвидации последствий аварии, о которых государство скромно молчало, начали объединяться, чтобы отстаивать свои интересы. Это было вызвано необходимостью элементарно выжить: даже врачи на приеме в поликлинике, будто сговорившись, связывали многочисленные недомогания и тяжелые заболевания ликвидаторов с чем угодно, но только не с чернобыльской катастрофой… Через пять лет после трагических событий в Чернобыле вышел закон о пенсиях для участников ликвидации. Если бы не нажим общественности, возможно, этого и не произошло бы. И уж точно не вышло бы отстоять для Щекино льготный социально-экономический статус, если бы не было тогда уже организации, объединившей участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Надо заметить, что Щекинский комитет здравоохранения всегда быстро реагировал, в случае необходимости выделяя средства на медицинскую помощь, срочные операции ликвидаторам. В Тульской области, одной из немногих, говорит Александр Печников, в диагностическом центре ежегодно проводят для них все необходимые обследования. Направление дает врач, уже много лет наблюдающий щекинских чернобыльцев, – Ирина Смирнова, ведущая их дела и знающая наизусть своих пациентов. Сердечную благодарность выражают они Ирине Михайловне. Многих из них спасла именно ранняя диагностика заболевания…

В Щекинском отделении Тульского областного объединения «Союз Чернобыль», возглавляемом Александром Печниковым, около сорока участников. Это союз боевых товарищей, которые четверть века назад ценой своего здоровья отстояли жизнь для населения России, Беларуси, Украины, европейских стран, а сегодня вместе сражаются за жизнь. Теперь – за свою.

Марта БЛОХИНА
Фото Михаила ФЕДЬКИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!