Память их сердец

Щекинские ликвидаторы аварии на ЧАЭС рассказали студентам ТЭКа о Чернобыле

28.04.2016 г. / Прочитано 338 / 7 комментариев

Щекинские ликвидаторы аварии на ЧАЭС рассказали студентам ТЭКа о Чернобыле30 лет исполнилось с момента катастрофы на Чернобыльской АЭС. За эти годы не стало многих ветеранов, людей из военного и послевоенного поколения. Народилась и подросла молодежь. Отодвинулись в туманную даль времен страшные события апреля 1986. Немногие подростки сегодня знают в подробностях, что эта за беда обрушилась тогда на страну, насколько опасна она для них, сегодняшних. А уж что говорить о детях…

Есть вещи, о которых забывать нельзя – в целях собственной безопасности. И есть герои, которых надо вечно помнить и гордиться тем, что принадлежишь к родившему их народу… В этом абсолютно убеждено старшее поколение щекинцев, чей район 30 лет назад оказался в зоне распространения радиоактивного облака. Убеждены ветераны Чернобыля – ликвидаторы аварии. Уверены в этом и сотрудники Щекинского художественно-краеведческого музея, считающие своим долгом сохранение памяти и распространение знаний о чернобыльской катастрофе – во имя безопасной жизни будущих поколений.

В этот день, накануне трагического 30-летия, в музее собрались студенты Тульского экономического колледжа. К ним на встречу пришли ликвидаторы аварии на ЧАЭС: Александр Печников, Андрей Кондауров и Владимир Баркунов. Их воспоминания вплелись в рассказ ведущей Светланы Сувязовой, иллюстрированный видео и фотоматериалами.

…Припять – город-спутник Чернобыльской атомной электростанции, строилась одновременно с АЭС, и была своего рода картинкой из светлого будущего, называемого тогда в нашей стране коммунизмом. Здесь возводились дома улучшенной планировки, множество для небольшого населенного пункта детских садов, школ, три спорткомплекса, гигантский больничный комплекс, огромное количество магазинов, в которых было все. Слова «дефицит» в Припяти не знали. Парк развлечений, Дворец культуры, отель, речная пристань. Чистые леса, пруд с водой-охладителем, где разводили рыбу… В полутора часах езды – столица Украины Киев. Население города-спутника было молодым, по некоторым данным, в какой-то момент средний возраст жителей составлял менее 30 лет. По последней переписи, в городе атомщиков жило 47 тысяч 500 человек…

Сегодня Припять мертва. Википедия называет ее «покинутый город на севере Украины».

…176 сотрудников реакторного блока №4 в ту трагическую ночь на 26 апреля 1986 года проводили испытание системы энергопитания реактора. Ожидалось, что эта система позволит экономить энергию. Эксперимент начался в 1 час 23 минуты. Аварийная система остановки отключена.

Несколько детонаций в активной зоне реактора, вибрация фундамента станции. Город мирно спит…

Внезапный взрыв поднимает в воздух крышу реактора весом 1200 тонн. Мощнейшая струя радиоактивного пара разносит уран и графит на сотни квадратных метров вокруг станции. Из зияющей дыры поднимается километровый столб пламени, насыщенного плавящимися радиоактивными частицами. Так случилась самая серьезная в истории человечества атомная авария. Катастрофа.

Первыми жертвами Чернобыля, получившими смертельные дозы радиации, стали прибывшие на место пожарные, пытавшиеся залить странный огонь тоннами воды…

 

Спасли собою мир

Александр Печников, председатель Щекинского отделения организации «Союз Чернобыль» России, поделился своими воспоминаниями и мыслями по поводу происходившего на ЧАЭС.

Нынешняя японская Фукусима, где в 2011 году взорвались четыре атомных реактора, стала образцом национального бездействия, считает ликвидатор-чернобылец. В духовно сильном японском народе не нашлось героев, готовых жертвовать собой ради спасения сограждан. Некому было запустить выведенную из строя в результате землетрясения и цунами систему охлаждения после первого взрыва, и следствием стала их серия. Там, по официальным данным, сегодня продолжаются работы по ликвидации аварии. Тем временем, говорят исследования технических специалистов, высокорадиоактивные частицы продолжают поступать в разные места, в том числе в грунтовые воды и океан…

В Советском Союзе в 1986 году герои нашлись. Командир расчета пожарных в Чернобыле принял единственно верное решение – тушить горящие перекрытия, чтобы огонь не перекинулся с четвертого блока на следующие. Двое пожарных погибли этой же ночью. Остальные – все! – в течение нескольких месяцев. Но… трудно представить масштаб возможного бедствия – для всех стран мира, если бы не этот подвиг!

 

Мирного атома не бывает…

Сегодня многие считают, что тогда, мол, ликвидировать аварию в Чернобыле люди ехали, вообще не представляя меру опасности. Это не совсем так, говорит Александр Печников. Знали, что там опасно, что это – радиация. Вся страна – и в школе, и на производстве учила основы безопасности и гражданской обороны, готовилась к борьбе с химическим и радиоактивным заражением. Каждый школьник и студент умел обращаться с противогазом, знал, что такое химзащитный костюм. Такие костюмы и применялись в зоне ликвидации аварии. Вот только работать в них было страшно тяжело, душно. Приходилось терпеть. Большим подспорьем стал обычный «лепесток» – респиратор, рассказал Александр Александрович и продемонстрировал его ребятам, показал, как надевать.

Люди вообще плохо понимали, что на самом деле произошло – не просто взрыв. Атомная энергия вышла из-под контроля. Печников глубоко изучал проблему, смотрел стенограммы Коммунистической партии в тот момент и понял – в то время даже на уровне правительства никто не представлял всей угрозы от происшедшего. Когда начинали осваивать «мирный атом», во всем мире приняли аксиому – ядерные реакторы не взрываются. И начали развивать атомную энергетику…

Потому и отсутствовала информация у простых жителей российских, украинских, белорусских городов, в том числе – у щекинцев. Ночью на 26 апреля прошел щедрый весенний дождь, а утром светило солнышко, уже распускались зеленые листочки. Мамы с колясками вывезли младенцев подышать свежим воздухом… Все живое радовалось весне.

Сегодня мы знаем, чем аукнулось все это населению, сколько людей заболело и погибло…

 

Радиация

Андрей Кондауров попал в Чернобыль в первых числах мая 1986 года. Первое впечатление произвела разница в цвете леса, бросившаяся в глаза по дороге на АЭС: там возникла четкая полоса разделения живого зеленого леса и желтых, будто внезапно высохших деревьев через дорогу от него… Чтобы пройти к разрушенному четвертому реакторному блоку, землю приходилось счищать, покрывать специальным клеем, укрывать плитами и тогда уже сверху класть асфальт. Иначе действовать было невозможно из-за огромных доз радиации. Там, на самом реакторе, в воздух ежесекундно летели тысячи рентген…

Жили в палаточном лагере, потом – в бомбоубежище прямо на АЭС. Нужно было срочно закрыть реактор. Люди работали так. Одевались в специальные костюмы, брали лопаты. Бросив несколько лопат земли, выкидывали инвентарь – в канаву или прямо в реактор, смотря, где находились, и срочно покидали место работ. На смену им приходили другие. Не только рабочий инструмент, вся техника оставлялась в могильниках. Есть фотографии этих захоронений машин, вертолетов, набравших недопустимо большую дозу радиации. Герои-вертолетчики платили жизнями за краткосрочный пролет над реактором, чтобы сбросить туда груз или провести разведку.

Андрей работал крановщиком. В день «набирал» по два рентгена. Это очень много. К вечеру человек чувствовал себя абсолютно разбитым. А назавтра нужно было вновь выходить на работу. Три-четыре смены по несколько минут – только, чтобы успеть опустить плиту на реактор и быстро уйти. Следующую плиту опускал сменщик. Также происходила установка подъемного крана на опоры. По одной опоре ставили. Четыре опоры – четверо крановщиков выведены из строя… Пределом для человека считались 24 накопленных ренгена. Однако реально принятая доза радиации у большинства была гораздо выше…

 

Нерушимая стена

Первые щекинцы, герои-ликвидаторы были награждены государственными наградами в августе 1998 года. У ребят в музее была возможность не только увидеть, но и потрогать эти награды – ордена Мужества, «Боевого братства».

Старший лейтенант Владимир Баркунов служил в 26 бригаде, призывался из Центральной части СССР вместе с другими военнослужащими запаса в том же 1986 году, чуть позже Андрея Кондаурова. Был командиром батальона по продовольственной части, обеспечивал питание и обмундирование 250 человек. Постоянно ездил на станцию, работал в пятистах метрах от реактора. За двенадцать выездов набрал более 20 рентген и был от поездок отстранен. Ездить на станцию перестал, но продолжал выполнять свои обязанности – людей нужно было кормить. К тому же строился зимний лагерь для ликвидаторов. В нем в 1987 году зимовал уже Александр Печников…

«Обычной работой» называют ветераны Чернобыля свою службу там. Рассказывают, как сооружалась колоссальная бетонная стена, в декабре 1986 окончательно отгородившая ЧАЭС от окружающего пространства. Внимательно слушают девчонки и ребята, смотрят на героев. И невольно приходит мысль – а ведь это они, ликвидаторы и их соратники, которых уже нет в живых, и есть та нерушимая стена, тридцать лет назад закрывшая собой мир от страшной катастрофы…

Марта БЛОХИНА
Фото Андрея ТЕТЕРИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии комментариев 7

  • :- - 05.05.2016 в 13:52

    ФУ! какие у всех недовольные лица на общем фото, зачем подростков мучаете!?

  • Надюха-краюха - 05.05.2016 в 16:31

    нормальные лица.

  • :- - 05.05.2016 в 17:50

    Кислые лица

  • Лимон - 05.05.2016 в 23:03

    современные подростки вообще унылые сами по себе .

  • апельсин - 06.05.2016 в 11:37

    унылые, потому что не у всех еще 6-й айфон

  • Пуританин - 06.05.2016 в 12:30

    жертвы Чернобыля

  • :- - 06.05.2016 в 15:01

    мутанты информационного века

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!