Живое биение сердца Ленинграда

27 января – день снятия блокады Ленинграда

02.02.2014 г. / Прочитано 737 / Комментариев нет

Блокадница из Щекино Эсмеральда Зайцева70 лет прошло с тех трагических событий. А мы о них помним. Помним, потому что забыть нельзя. Это история и бесконечная боль нашего народа. Помним, потому рядом с нами живут те, кто прошел блокаду.

Нынешнюю круглую дату в районе отметили без особой помпы, без громких речей, но тепло и душевно.

 

Виктор Пукки: голод косил людей

Руководители Щекинского района Наталия Пилюс и Николай Свиридов пришли в гости к тем, кто волею судьбы оказался в блокадном Ленинграде и выжил там. Выжить там – все равно, что вернуться из ада.

Сегодня они вспоминают прошлое, слезы уже не душат, но всегда стоят в глазах.

Родные предупреждают: лучше не заставлять их волноваться – не спрашивать лишний раз о том, как это было. Возраст уже не тот да и здоровье, подорванное голодом, холодом, болезнями, испытаниями. Но как уйти от трудных тем?

…Щекинцу Виктору Петровичу Пукки – уже 88 лет. 1 апреля исполнится 89. Несмотря на солидный возраст, Виктор Петрович полон оптимизма. В минувший понедельник его навестила глава района Наталия Пилюс. Ветеран говорит, что приятно такое внимание со стороны руководства района. Глава приехала с цветами, подарками. Да и родные не забывают – тоже поздравили с 70-летием снятия блокады Ленинграда. Внучки звонили, правнучки…

Конечно, сидя за столом с чаем, говорили о прошлом, о хорошем, плохом.

Когда началась война, Виктору Пукки было всего 16 лет. Жили в деревне, близ Ленинграда. Родители трудились в колхозе. В семье подрастали дочь и три сына.

И все было нормально. Война в одночасье перечеркнула планы на счастливую мирную жизнь. Начались бомбежки, гибли люди, уходили в вечность друзья.

Юного Виктора направили на лесозаготовки.

– Мы жили в лесу, в землянках, – рассказывает Виктор Петрович. – Сами их рыли, и они стали для нас домом. Работали очень много. Рубили лес, потом отправляли его в город. Конечно, было тяжело. Голод изматывал и косил людей. Что мы ели? Суп. Да какой суп – так, мутная вода…

Временами делали «набеги» в деревню, хоть что-то приносили с брошенных огородов. Добывать еду приходилось под бомбежкой. Те, кто боялся погибнуть от обстрелов, умирал от голода.

Судьба сильно помотала Пукки. В эвакуации, под Иркутском, он сплавлял лес для нужд армии и народного хозяйства. Служил в инженерных войсках, строил молибденовый завод на Дальнем Востоке.

В 1949 году приехал в Щекино, здесь шла большая стройка. Осмотрелся, привез жену, а затем и всех родственников. Так и сросся с щекинской землей на долгие годы.

Увы, из близких Пукки сегодня живы не все. 13 лет назад Виктор Петрович похоронил жену. Такова закономерность жизни: встречи так же неизбежны, как и потери.

В Щекинском районе проживает 12 человек, награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда», и еще 4 участника обороны города-героя Ленинграда.

 

Эсмеральда Зайцева: мы выстояли!

Бывших жительниц Ленинграда, а ныне – Щекино Эсмеральду Антоновну Зайцеву и Раису Алексеевну Попович посетил глава администрации района Николай Свиридов и его заместитель по взаимодействию с населением и административной работе Александр Максимов. Ветераны радушно встретили гостей.

За чашкой ароматного горячего чая Эсмеральда Антоновна, просматривая семейные фото, вспоминала, как 10-летней девочкой оказалась в блокадном Ленинграде. Весь ужас войны и блокады и сейчас – рядом с ней, будто не было этих 70 лет. Женщина закрывает глаза. 1941 год. Эсмеральда с родителями на даче под Ленинградом. Бомбежка. Семья, спасаясь, возвращается в город и сама определят для себя дальнейшую судьбу. Ленинград – в плотном вражеском кольце. Не хватает еды. Город постоянно бомбят. Выбитые стекла в квартире затыкают подушками и чем придется. Холодно. Чтобы согреться, люди жгут мебель.

– Никогда не забуду, как тетя варила нам воду с добавлением соли и лаврового листа, и это был наш обед, – вспоминает Эсмеральда Антоновна. – Люди остались в городе без еды, тепла, электричества и воды. К концу блокады все были опухшими от голода, сил не было ни ходить, ни говорить.

Однажды от смерти меня спасло чудо. Чтобы было проще выживать – мы приняли решение переехать к тете. Мебель из нашей квартиры хотели пустить на дрова. Так и сделали. А через день узнали, что как раз накануне наш дом был полностью разрушен при бомбежке.

…Война забрала у меня родителей.

Когда блокада закончилась, машины по тонкому мартовскому льду по Ладоге, так называемой Дороге жизни, вывозили больных и детей. Видела, как несколько машин провалились под лед, утонули люди…

Но Эсмеральда Зайцева смогла добраться до госпиталя. Затем было длительное лечение и постепенное восстановление жизненных сил. Врачи долго не верили, что девочка вновь сможет ходить.

Но она так любила жизнь, боролась за нее. У Эсмеральды Антоновны –замечательные дети. Внуки, правнуки – все есть. А что может быть для женщины важнее, чем семья?

…Память о войне не фраза на траурной ленте. Это боль, что живет в наших сердцах. Это конкретная помощь конкретным людям. Это искреннее отношение, доброе слово и бесконечная признательность тем, кто боролся, выстоял и подарил нам победу.

 

КСТАТИ

27 января, в день снятия блокады Ленинграда, не остались без внимания и другие жители района, участники величайшего противостояния. Памятные подарки, поздравительные открытки от руководства района им были переданы председателем Совета ветеранов Щекинского района Владимиром Хоботовым.

Подготовила Оксана КОЛЯСКИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!