Илья Муромец поедет из Тулы в Эрмитаж

Тульский мастер Александр Борзов представил в Щекино свои работы «Резьба по дереву»

25.03.2016 г. / Прочитано 389 / 1 комментарий

Тульский мастер Александр Борзов представил в Щекино свои работы «Резьба по дереву»«Вы – крайний? Я – за вами!» Старшим поколениям россиян, заставшим эпоху очередей, хорошо знакомы эти слова. Очереди за хлебом и керосином, за билетами в железнодорожную кассу, за дефицитом: детской одеждой, импортными сапогами и сумками, фирменными джинсами и кроссовками, косметикой… Длинные, пахнущие колбасой, очереди в Третьяковку… Набегавшись по московским магазинам и настоявшись в очередях за сосисками и туалетной бумагой, настырные «понаехавшие» с Тульщины успевали попасть и туда. Очереди в книжный магазин – с номерками на ладони, дежурство с поздней ночи: «Джека Лондона привезли! Говорят, будут еще Цвейг и Голсуорси по подписке»…

Совсем недавно, на Масленицу, вспомнилось все это при виде длинной очереди возле Щекинского художественно-краеведческого музея. На вопрос «За чем стоим?» люди улыбчиво отвечали: «За праздником!». Семьями шли сюда, в музей, поучаствовать в праздничном, масленичном интерактивном занятии и, конечно, угоститься блинами.

Надо заметить, это уже не первый случай, когда собирается очередь в музей. Предварительная запись сюда на мероприятия перед каждыми школьными каникулами становится традицией. И, бывает, выставка еще не открылась, а щекинцы, увидев анонс, спешат записаться в очередь. Так было совсем недавно – перед открытием выставки тульского мастера Александра Борзова «Резьба по дереву».

 

Голос предков

«Стою я, раб Божий, под густым дубом кряковатым, кланяюсь и молюсь», – так звучит начало одного из старинных заговоров, сохранившихся со времен, когда предки наши ясно ощущали свое единство с создателем и окружающим миром и жили в гармонии с матушкой-природой. Почитали деревья, приходили в священные рощи. Здесь молились о здоровье, просили защиты или помощи в делах. Называли себя древлянами. Испокон веку знали, что живет в каждом дереве дух-хранитель человека.

И по сей день без дерева не обходится ни одно стоящее дело на Руси, будь то обустройство жилья либо церковный праздник… Дерево нас слышит, дерево делится энергией, каждое – по-своему. Оно говорит с нами, стоит только прислушаться в тишине к этому голосу, идущему изнутри березки или могучего дуба.

Новые технологии, электроника, пластики и металл все больше входят в быт, окружают современного человека. А россиянину все-таки не хватает тепла и энергии дерева, и каждый из нас, прикоснувшись к живой поверхности, этот поток мгновенно отличает, тонко чувствует, даже если никогда о таком не слыхивал. Такова память предков, глубоко сокрытая в нас…

Удивленно трогают дети и взрослые, с разрешения мастера, конечно, резное дерево – панно, на котором – лики святых. Это еще не икона, но станет ею в момент освящения в храме. Изумляются исходящему теплу, мягко плывущему, кажется, прямо в сердце. Это «говорит» с людьми дерево, чудесным образом изменившее под резцом лишь форму…

 

 

 

Самородок

Александр Петрович никогда не брал в руки ни кисти, ни другой инструмент художника. Не имеет специального художественного образования, о чем до сих пор жалеет. И признается со смущенной улыбкой, что даже не знает, умеет ли вообще рисовать… Он по специальности – гравер. Занимался оформлением прикладов к ружьям, охотничьему оружию. А резьба стала его увлечением, которое позже переросло в основное дело жизни. И вот уже более двух десятков лет Александр Борзов делает это профессионально.

 

Фернамбук – это тоже дерево

Мастер использует самые разные породы деревьев, собирает картину из нескольких образцов древесины, когда требуются определенные их качества. Некоторые работы собраны из семи-восьми пород. Под рукой – и редкие экземпляры, названий которых обычный человек сроду не слыхивал… Пау-кастелло, например, или махагони. А чего стоят такие, как мовингу или фернамбук? Последнее, оказывается, означает – бразильское красное дерево, при длительном хранении меняет цвет с желтовато-оранжевого на темно-вишневый и даже черный… А мовингу – родом из жаркой Африки, растет в Либерии, Нигерии, Габоне. Тяжелое, с сильным блеском, который делает практически не нужным покрытие изделия лаком.

Использует Борзов и такие породы, как гренадил, амарант, палисандр. А из своих, родных, любит работать с грушей.

 

 

Наше все

На выставке собраны самые разные произведения, лишь часть огромной коллекции мастера. Это и иконографические образы, сказочные, литературные сюжеты, природа и сцены охоты. На панно: Лев Толстой, Пушкин с няней, почитаемые в русской земле Богородица, Николай Угодник и Серафим Саровский…

Здесь – гусляры. Здесь веет спокойствием и духом Руси изначальной, в обширных лесах которой бродят непуганые лоси и олени, кабаны, в чаще живет хозяин – медведь. А одно изделие – «Илья Муромец» – вскоре отправится на выставку в Эрмитаж. Богатырь – у камня на распутье, верхом на коне. Все поражаются мастерству исполнения – помимо тонкой резьбы, здесь ведь и тетива у лука, и стрелы, и мизерный меч-кладенец – как настоящие!

Участие в выставках в Эрмитаже для Борзова не редкость. С 1994 года он занимается созданием авторского художественного оружия, являясь членом общества Тульских оружейников и членом Творческого Союза «Гильдия мастеров-оружейников». Любимой теме – охоте – посвящает свои работы, которые создает в соавторстве с известными тульскими кузнецами Сергеем Епишкиным, Романом Окушко, щекинцем Александром Курбатовым. Клинки из дамасской стали обретают художественно выполненное обрамление – рукоять, на которой умещаются изображения животных и деревьев, орнамент, каждый завиток которого говорит знающему человеку о многом. Изделия мастера имеют свои названия: «Осень», «Кинг-Конг»…

Здесь и покрытые резьбой футляры, скромно называемые мастерами «коробочками». Многие детали украшены мелким рисунком из металлических сфер, скримшоу на дереве – гравировкой с подкраской рисунка. Эту тонкую работу выполняет дочь Александра Борзова, Ольга, которая трудится вместе с отцом.

 

 

Из Щекино – и дальше

На открытии чудесной выставки побывали школьники и взрослые. С восторгом отзывались об удивительном творчестве Александра Петровича, брали визитку – быть может, повезет заказать или просто приобрести у него какую-либо картину или – чудо! – резные шахматы, с фигурками, соответствующими любой интересующей человека теме…

Директор музея Надежда Кузнецова вручила мастеру благодарность за сотрудничество и эксклюзивный сувенир на память – тарелку с изображением памятных мест города Щекино и района.

А из Щекино работы Александра Борзова «Резьба по дереву» уедут в Алексинский музей, оттуда уже звонят – не терпится алексинцам увидеть эти чудеса из дерева…

Марта БЛОХИНА
Фото Михаила ФЕДЬКИНА

Понравилась статья? Посоветуйте друзьям:


Тематическая подборка статей:

Комментарии - 1

  • :- - 31.03.2016 в 11:17

    А че не в Лувр?

Перед отправкой ознакомьтесь с правилами размещения комментариев!